Тут учились ребята и зверята

Владислав Лисовец:. «Пространство позволяет проводить дефиле и выставки, открыть несколько учебных классов. Это будет эпицентр культурной и образовательной жизни района». Фото: Алексей Антонов
Владислав Лисовец:. «Пространство позволяет проводить дефиле и выставки, открыть несколько учебных классов. Это будет эпицентр культурной и образовательной жизни района». Фото: Алексей Антонов

Эксперт моды и телеведущий Владислав Лисовец о том, как он арендовал уникальный подвал

Два панорамных окна, море цветов на тротуаре перед входом, миниатюрные столики «на чашку кофе» и удобные кресла — таких крошечных кафе европейского формата, где летом можно пить кофе с друзьями, болтать и глазеть по сторонам, в центре Москвы сейчас десятки. Но если в окрестностях Сухаревки вы встретите прогуливающихся людей с кофейными стаканчиками LISObon, знайте — эти посетители вышли из Селиверстового переулка, где расположена CONTORA Lisovets — салон красоты Владислава Лисовца. Помещение для своих проектов он получил после победы в городском аукционе. А вместе с ним — удивительный бэкграунд и даже реквизит.

«Под землей сошелся клином высший свет»

Его заведения давно уже стали своего рода достопримечательностью этих мест, вписавшись и в исторический антураж квартала. Ведь если из того же кафе спуститься по винтовой лестнице, то перед гостем распахнется огромное цокольное помещение со сводами из «натурального» дореволюционного кирпича и серыми гранитными стенами.

Торги: Лисовец глазам не поверил — город выставил на торги помещение в том доме, где живет он сам!

Школа стиля Владислава Лисовца LISOschool занимает добрую подземную часть здания — она расположилась на 400 квадратных метрах. Это очень неоднородное и интересное пространство. Есть эркеры со вторым светом — во время ремонта открыли заколоченные ранее окна, которые располагаются чуть выше тротуара. И помещение наполняет естественный рассеивающийся свет. При этом оно зонировано перегородками из черного и белого стекла.

Большую часть этой территории облюбовали телевизионщики — за простор и одновременную приватность, а также за высокие потолки и необычную фактуру стен. Практически каждый день здесь работает съемочная группа. И если раньше «в подземелье» писали интервью в основном только с Лисовцом, то сейчас нередко продюсерские центры сами выходят на команду Влада с просьбой о проведении интервью со «звездами».

А началось все с легкой руки его постоянной клиентки Кристины Орбакайте. Во время глобальной реконструкции CONTORA Lisovets команда стилистов работала в соседнем лофте, а гости коротали время в лобби на цокольном этаже, где расположился стол для пинг-понга и несколько электросамокатов. Да-да, самокатов — просторная площадь позволяет «немного погонять». И вот впервые оказавшись в таком интерьере, Орбакайте первым делом поинтересовалась, а можно ли здесь поснимать? Влад радушно согласился и сегодня съемки поставлены уже на конвейер.

Срок аренды — 10 лет. После остается преимущественное право выкупа. Стилист думает купить площадку и оформить ее в собственность.

Ломка стереотипов

Полуторагодовой ремонт в лофте закончился в сентябре прош­лого года. Его дизайн Влад разработал сам. И подобрал большую часть материала. К слову, и вся эта эпопея проходила под лозунгом «сделай сам» — от подбора помещения и участия в аукционе на право аренды городской площади до собственно ремонта.

Идея открыть кафе рядом с салоном у Влада родилась давно — сказывалось, видимо, детство, проведенное в Баку. А там умеют накормить вкусно и от души. Но поиски подходящего помещения осложнялись тем, что оно было необходимо в радиусе 100‑200 метров — чтобы успевать и туда, и сюда. Лисовец мониторил предложения и на рынке коммерческой недвижимости, и на Инвестиционном портале Москвы.

Здесь в 50-х были репетиционные классы Малого театра и школа актерского мастерства. А еще — клуб собаководства!»

В какой‑то момент глазам своим не поверил — город выставил на торги помещение прямо в том доме, где расположена CONTORA, и где живет сам Влад. И тут же отправился в Департамент города Москвы по конкурентной политике в инвестиционный киоск. Сотрудники департамента приятно удивили предпринимателя — морально тот готовился к бюрократической волоките с хождением по бесконечным кабинетам и сбором тысячи бумажек.

«Меня встретили очень дружелюбно, все подробно рассказали, подсказали, — вспоминает стилист. — Это был взаимный слом шаблонов: я увидел, что чиновники кардинально изменились. А они поняли, что «звезды» — это не обязательно презрительно фыркающие на мир пассажиры с заднего сиденья тонированного «мерседеса».

Эпицентр культуры и образования

Весь юридический этап Владислав прошел самостоятельно, в электронных торгах тоже участвовал сам. Борьба была яростной — аукцион длился больше семи часов. При этом четверо из семи претендентов быстро сдались. А Влад детально осмотрел помещение накануне и понял, что пойдет в торгах до конца. Его, в первую очередь, покорил простор: «Не люблю, когда помещение режут на маленькие комнаты — у меня дома тоже большое открытое пространство, — говорит он. — Этот же принцип я решил воплотить и в кафе».

Пространство позволяет проводить дефиле и выставки, открыть несколько учебных классов. Это будет эпицентр культурной и образовательной жизни района».

А еще Влад чудом спас решетки с клеймом «Императорский двор, 1901 год» — дом дореволюционной постройки возводился силами «Страхового общества «Санкт-Петербург». «Был уверен, что дом как‑то связан с искусством, — говорит Влад. — И действительно, выяснилось, что здесь до середины пятидесятых были репетиционные классы Малого театра. Потом размещалась школа актерского мастерства. А в промежутке — клуб служебного собаководства! Так что здесь учились «и ребята, и зверята».

У помещения очень хорошая энергетика. Логично, что кроме кафе я решил запустить и образовательную площадку — помещение стало базой для школы стиля». Пространство позволяет и дефиле тут проводить, и выставки устраивать. А также несколько учебных классов открыть. И Лисовец уверен, что это пространство станет эпицентром культурной и образовательной жизни района.

Цена вопроса

Во что обходится аренда этого пространства, Владислав держит в тайне. «Изначально я искал площадку не больше 100–150 «квадратов». Но, осмотрев все закоулки от и до, только здесь понял, что это — «мое». И решил идти на аукционе до конца, даже зная, что придется еще изрядно вложиться в ремонт, — вспоминает стилист. — Это «окупилось» же в ходе торгов: каждый раз, поднимая ставку на 15 тыс. руб., я отмечал, с какой удивительной скоростью тут же генерирую идеи: представлял, как обустрою пространство, какие мероприятия проведу.

Так что большинство моих бизнес-идей родилось именно во время аукциона. Стоит сказать, что в итоге подвал я получил по цене значительно ниже рыночной и — на 10 лет». Остается добавить, что по окончанию этого срока аренды у Владислава Лисовца остается преимущественное право выкупа помещения. И он со временем действительно планирует приобрести площадку и оформить ее в собственность — помещение под CONTORA выкупалось по аналогичной схеме.

Экспресс-опрос

«Зачем идете в подвал вы?»

Лариса Фимина, продавец из магазина «Женская одежда 70 размера»:

Главное преимущество — низкая арендная плата. Ведь существенная наценка на одежду в магазине — это плата за площадь. Ведь платье за три тысячи рублей купят быстрее, чем то же, но за шесть — и людям хорошо, и у тебя бизнес идет. А иначе — только разоришься. Так чуть и не вышло, когда мы работали в торговом центре и все не могли добиться снижения аренды. А здесь площадь больше, а плата меньше. И мы не завышаем цены».

Владимир Иванов, сервисный центр «Град»:

Почему в подвале? Специфика у нас такая – ремонт бытовой техники. Хотя нам, конечно, лучше быть на виду. Но где повыше, но там и аренда немалая. А если не получается понизить плату, то понижай свой уровень. Расположения, но не качества!».

Николай Андреевич, магазин «Электросвет»:

Какое главное преимущество расположения магазина в цокольном этаже? Меньше вероятность краж. Отсюда труднее выносить по сравнению с первым этажом».

Арендовать и… напугать: производители квестов спускаются в подвалы

Сергей Старков, генеральный директор ООО «Эмоушенс Студио»:

Любой подвал, по определению, место темное и страшное. И нам, как производителям квестов, потребовался такой для нового хоррор-проекта. Подходящее помещение нашли на инвестпортале Москвы еще прошлой осенью, но слишком поздно: сроки проведения аукциона приближались, а у нас еще не было документов.

Мы заказали электронную подпись, зарегистрировались и стали собирать документацию. Но наш пакет оказался не полным и нас в итоге не допустили к торгам. А сам объект убрали из реестра. Но когда уже решили арендовать другое помещение, выбранный нами объект на Рождественском бульваре вновь выставили на торги.

К новому аукциону мы уже были готовы — нам важно было получить именно это помещение. У него необходимый для нашего проекта метраж — более 240 кв. м., оно очень удобно расположено — рядом несколько станций метро. Мы выиграли торги и получили право аренды на 10 лет.

Правда, нам предстоит сделать капитальный ремонт и на это потребуется еще пара месяцев и 1,5–2 млн руб. В этот проект вкладываются средства собственника и он настоял на аренде помещения у города, а не у частника — так надежнее: не поднимут плату или досрочно прекратят договор аренды.

Ну а подвальное помещение к тому же дешевле другой недвижимости — наша аренда на общих основаниях обойдется примерно в 90 тыс. руб. в месяц. Хотя, знаю, город сейчас выс­тавляет подвалы для малого бизнеса и по льготной программе. Но мы итак потеряли время, а подходящих для квестов помещений не так уж и много.

Хотя все 10 лет показывать один и тот же квест не собираемся — такие игры требуют обновления уже через 2–3 года. Либо замены — этот рынок в России развивается стремительно, и сегодня он сильно отличается от того, что было еще 3–4 года назад, когда мы открывались.

Да и останавливаться мы не собираемся — сделаем очень качественный, один из лучших в своей категории квестов, откроем на его основе еще несколько проектов, запустим франшизу и пойдем в регионы».

отЧАЕнные аукционисты: 6-часовой торг за подземелье

Илья Казин, генеральный директор чайной компании «Чае»:

Арендовать подвал у города — дешево, но трудно: желающих хоть отбавляй. Так, в мини-аукционе на право 10‑летней аренды помещения по Садово-Кудринской почти десять участников торговались шесть часов. И было за что — предлагалось отличное помещение с окнами, которое можно приспособить практически под любую деятельность, связанную с торговлей или оказанием услуг.

Поэтому мы тщательно готовились, к тому же участвовали в подобных торгах впервые. Но они оказались совершенно прозрачными и понятными даже для новичков. А нам как победителям особенно приятно то, что помещение нам досталось по цене вдвое ниже, чем до того предлагали частники.

Поэтому всем, кто ищет помещение для аренды, советовал бы присмотреться к объектам, которые выставляет на торги Департамент города Москвы по конкурентной политике. И вот почему.

Во-первых, есть очень большая вероятность того, что вы сможете взять квадратные метры по стоимости ниже рынка.

Во-вторых, вы получите надежного партнера в лице мэрии Москвы, который не попросит съехать через год, а то и полгода после начала аренды помещения.
В-третьих, вы получите долгосрочный договор аренды с понятной и прозрачной ценовой политикой.

В-четвертых, можно заранее посмотреть помещение и решить, стоит ли оно того. Ведь есть большая вероятность, что оно будет отличного качества и не потребует ремонта, — в нашем случае это вообще оказался идеальный подвал».

200 лет бизнесу в подполье

Городские подвалы активно используются малым бизнесом Москвы с первой половины XIX века: тогда в них не только хранили продукты, обустраивали лавки и питейные заведения, но и работали крупнейшие винные дома.

Тому пример — и до сих пор сохранившийся дом Камилла Филиппа Депре на Петровке 8 / 11, чья система подземных помещений и ходов в то время превышала площадь жилой части здания. По заказу бывшего капитана наполеоновской армии архитектор Роман Клейн разместил в подвале огромный магазин, торговавший излюбленными у столичной аристократии напитками.

В подземелье Депре был открыт широкий кредит Гоголю, Толстому и Герцену. Последний в книге «Былое и думы» писал: «Вино, разумеется, берется на Петровке, у Депре». Знатоки уверяли, что среди напитков этого торгового дома нет равных порт­вейну «Депре № 113». А вот Антон Павлович Чехов считал иначе и упомянул ликер «Бенедиктин» от Депре в своей «Драме на охоте».

О том, как были устроены подвалы Охотного ряда в начале прош­лого века, описывал Владимир Гиляровский в книге «Москва и москвичи». Так улицу назвали еще в те времена, когда здесь торговали дичью от п одмосковных охотников: «Мясные и рыбные лавки состояли из двух отделений. Под всеми лавками — подвалы. В рыбных — лучшая рыба, а в мясных — куры, гуси, индейки, поросята… Главные покупатели — повара лучших трактиров и ресторанов».

2018

Ресторанный бизнес до сих пор охотно «селится» в московских подвалах. Еще в них располагаются магазинчики, службы быта, стоматологические салоны и салоны красоты, фитнес-клубы.

Поделиться