«Человеку нужен кофе, что-то из еды, wi-fi и чтобы все улыбались»

0
24
views

Как самочувствие?

Участники пришли разные: кто-то на рынке уже 20 лет, как компании «ИнтерАйс» и «Мастер Фуд», им к кризису не привыкать. А есть и новички – например, фирма по выпуску фуд-траков AIR VAN под руководством Максима Маткина зарегистрирована в момент галопирующего роста валюты. Есть среди гостей крохотная кофейня европейского формата Good Enougf , а есть «Баскин Роббинс» с тысячей точек, открытых по франшизе. Непросто всем, но они живут по принципу «пациент скорее жив» и им есть, что рассказать (полный список гостей – в конце статьи)

«Мой район»: Мы собрались обсудить, как живется малому бизнесу, открылось ли «окно возможностей» с появлением отечественных продуктов, дать власти соответствующие сигналы.

Сергей Куранов: Я владею киосками по продаже мороженого. Недавно их у меня было 200, сейчас 36. Успех нулевой, поэтому я вхожу в Коалицию киоскеров, являюсь членом президиума. Хороший был проект, когда разрешили торговать напитками из холодильников рядом с ларьками. Торговля пошла. Многие поставили еще один, потом еще один. В итоге получались целые коридоры из этих холодильников. Безусловно, вскоре велено было «закрыть все». И всем. Алчность одних перекрыла в этом плане «кислород» всем. Кабальные условия по аукционным торгам, высокие арендные ставки – от 37 тысяч в месяц за киоск. Выручка за день 2 тысячи, 1200 из них – это зарплата киоскера. С чего платить аренду? Многие, выигравшие аукционы, разрывают контракты – но предоплату за 6 месяцев город оставляет себе в виде штрафа. 

Максим Маткин: Наша компания — крупнейший производитель фуд-траков в России. Фуд-трак сейчас удачное решение для малого бизнеса. Кризис есть. Но наша стратегия – развивать не только фуд-траки, но и фуд-корты, снижать средний чек, предоставляя продукцию ресторанного качества. Показатели тех, кто работает в низком ценовом сегменте, на данном этапе времени растут. Средний чек у нас 250-300 рублей, пять концепций питания – бургерная, восточная, вок и так далее. Мы не так пессимистично, в отличие от коллег, смотрим на будущее.

Михаил Файнберг: В 2015 году были открыты кафе в двух новых для нас республиках – Туркменистане и Белоруссии. Партнеры довольны успехами своих бизнесов и планируют их расширение. Есть ли «окно возможностей» в кризис? Безусловно, есть. Первоначально в развитии сети мы ориентировались на города-миллионники, а сейчас наметился тренд на развитие сети в городах с населением менее 50 тысяч. В новых экономических реалиях снизилась стоимость аренды торговых точек в фуд-кортах ТЦ, и наши франчайзи получили возможность выбирать более выгодные места локации. В целях поддержки наших партнеров в сложное время топ-менеджеры помогают им в решении арендных вопросов, проводят анализ перспективности ТЦ на местах. Также мы снизили в три раза франшизный взнос и сохранили прежние цены на поставки. Ситуацию, безусловно, нельзя описывать только в радужных тонах, но это и не «черный квадрат Малевича».

Андрей Сенчуков: По мне, так стакан наполовину полон. У нас столовые на предприятиях. Каждый кризис – долгоиграющий стресс, но в итоге мы только приобретаем. В первый кризис мы с доставки переориентировались на стационарные объекты. Потом были «золотые времена». А кризис 2008 года чуть не потопил. Мы потеряли все объекты, выпали из «высшей лиги» крупнейших операторов. За день от дотаций на питание сотрудников отказалась компания «Эльдорадо» — это 5,5 миллионов оборота в месяц. Потом «Роспечать», «Центральный телеграф». Пересмотрели формат работы, нашли свободную нишу: отказались от добавок группы Е, усилителей вкуса, увлажнителей для мяса, загустителей. С переходом на эту модель не потеряли ни одного из новых клиентов – а договора перезаключаем раз в год по тендеру. Кризис 2014 года заставил перейти на новую технологию – мы можем обслуживать объект на 5 тысяч человек коллективом в 8 человек. По этой технологии, это sous-vide и технология шокового охлаждения cook&chill, кормят сотрудников на «Фольцвагене» в Германии. Это честная модель здорового питания.

Дмитрий Волков: Я только что с форума инноваций. Как говорится, увидел сегодня «два мира». Здесь реальная жизнь: и по уровню обсуждаемых проблем и форме подачи материала. Здесь мне нравится больше.

Гости из «кофейной отрасли» признают, что тяжело, но у них – уверенный рост

Алексей Федосов: Последний год – лавинообразный интерес к мобильным кофейням. А четыре года назад мы были родоначальниками этого движения. Сейчас у меня новый кофемобиль отбивается за 2 месяца. У новичка на это уйдет год.

Анастасия Годунова: У нас маленькая кофейня с открытой кухней. В нашей сфере кофе без еды не работает, если это не сетевой проект. Повезло, что в наследство от прежнего объекта досталась алкогольная лицензия – самим ее получать дорого. От зарубежного формата отличаемся тем, что есть ужин, на западе кофейни закрываются в 5-6 вечера. Мы так не можем из-за высокой аренды. Только через 10 месяцев вышли в уверенный плюс, но до полного возврата инвестиций еще далеко. Начинали только с кофе – сейчас пробуем иной формат, за что порой критикуют: «Мол, какая это кофейня, если в меню палтус». На формате «кофе с собой» выжить сложно – этот сегмент растет на 0, 5% в год. И никакие акции не помогают. Человеку нужен кофе, что-то из еды, wi-fi и чтобы все улыбались. Но даже сейчас у меня в обед полный зал и психологически я готова еще открывать и открывать новые точки. Я не паникую после прочтения статьи типа «Из-за кризиса закрылось 69 ресторанов». Закрылось, да. Но 169 открылось. У меня на консалтинг от новичков столько заявок, что я не успеваю и отказываюсь.

Душат ли малый бизнес чиновники?

На этой встрече была прямая возможность напрямую спросить участников: об этом. Ответы оказались диаметрально противоположными. Самые большие претензии к властям у мороженщика Сергея Куранова. Он прямо назвал ситуацию с уличной торговлей в столице «разгромом». 

«С улиц Москвы нестационарное питание убрано практически полностью. Со сменой власти пришли люди, которые не знали, что покупка мороженого в ларьках в столице – это традиция. – посетовал владелец киосков. – Многократными письмами мы их убедили, что это надо сохранить».

Максим Маткин наладил с властями диалог. Его чиновники слышат.

«Мы отработали знаковые городские мероприятия. Активно представлены в парках. В парке «Патриот» четыре наших точки – заказчик Министерство обороны, – рассказывает бизнесмен. — На нас обращает внимание власть. Мы первые, кто официально стоял в День города на «Охотном ряду», к нам приходил вице-мэр [Натялья] Сергунина. Фуд-траки и нестационарные объекты в парках – это тренд времени, они будут развиваться. Фуд-трак оборудован по существующим канонам санпина. «Роспотребнадзор» обратил внимание на зарегулированность этой отрасли. Есть планы изменить закон. Сейчас мы регулируемся законами «О торговле» и «Об общественном питании». Мобильная точка не всегда попадает под закон «Об общественном питании» — не везде есть возможность подключить водоснабжение. При этом фуд-траки оборудованы автономной системой водоснабжения и слива. Возможность послабления в законе есть, и в «Роспотребнадзоре» после встречи с нами обещали помочь.

Представитель сети мобильных кофеен, посетовал, что сейчас власти научились бороться с авто-кофейнями – в законе нет четкого алгоритма работы таких точек и их деятельность зависит от лояльности или, наоборот, самодурства местных чиновников. Алексей Федосов пока лавирует.

«Работали с префектурами по бартеру: обеспечивали горячими напитками МЧС на учениях. – рассказывает владелец кофеен. — В военных условиях приезжают полевые кухни, а в мирное время – есть я. На субботниках управы в очередь вставали, к кому из них приехать.200 чашек кофе и пирожков — это для меня необременительно».

Дмитрий Волков в этой дискуссии формально выступал с другой стороны баррикад. Он -общественный представитель АСИ в городе Москве, эксперт Штаба по защите бизнеса при Правительстве Москвы

«Что касается мер поддержки городских властей для малого бизнеса. Меня поразил перечень этих мер : настолько он огромный, – рассказывает Дмитрий Волков. — Сперва я удивился: «а чего бизнесмены жалуются?» Но потом увидел, как это реализуется. Часть мер, она только задекларирована – на нее нет спроса. Не знают о таких возможностях люди или нет механизма реализации – надо разбираться. Другие меры превращаются в фарс. Вот, например, субсидии. Как член комиссии по субсидиям, я бываю на заседаниях. Там я увидел, что такое человеческое дно – на людях, их получающих, «клейма ставить негде». Давать их таким – все равно, что выкидывать деньги на ветер. Сегодняшние меры поддерживают некоего абстрактного предпринимателя. Нужен другой формат. Целевая поддержка. По целевому и территориальному признаку. В конкретном районе надо рассчитать потребность в кофейнях — размере, формате, проходимости. Дальше через документы территориального планирования рассчитать схему размещения этих объектов. Теоретически, там нужны 20 кофеен: 5 мобильных, 15 стационарных. Показываем этот план предпринимателям, гарантируя поддержку тем, кто открывается согласно нашим рекомендациям. И именно им – субсидии, государственные гарантии, госзаказ и всяческая поддержка. Это будет уже готовая бизнес-модель, разработанная государством. С ней охотнее будут работать банки и Штаб по защите бизнеса – они будут поддерживать не абстрактных ребят, а людей, работающих в интересах государства. 

Можно ли выжить без импортных продуктов?

Без хамона и пармезана страна живет больше года. Как это сказалось на малом бизнесе? Те, кто ориентируется на то, что бы кормить ежедневно «дешево и вкусно» — адаптировались и вполне оптимистичны.

«По импортозамещению в нашем направлении все хорошо, – отмечает Андрей Сенчуков. — Картофель по-прежнему стоит 15 рублей, мясо покупаем у «Мираторга» — это чуть дороже, чем рублевые цены прошлого года. Но год назад я покупал замороженную бразильскую говядину за доллары, а сейчас — отличную охлажденную продукцию. Запросы моего предприятия отечественный ассортимент удовлетворяет. По мясу курицы, свинине мы вышли на самообеспечение. Уже и мраморная говядина отличная. Будет и пармезан – вызреет»

А кофейни, куда выбираются все-таки не каждый день, выкручиваются, как могут.

«На кофе Specialty цена в евро. Дорого. Нет вкусных продуктов к этим сортам кофе – весь год я возила их в чемодане из Киева, куда ездила на консалтинг, – рассказывает Анастасия Годунова. — Возможностей сейчас меньше, но в плане работы с персоналом – есть шансы получить отличные кадры. Это показатель профессионализма, на фоне двукратного повышения цены на ингредиенты оставить блюда по прежней цене, сделать их вкусными, привлекательными».

Максим Маткин отмечает, что курс доллара его бизнесу не так страшен – фуд-траки на 90 процентов состоят из отечественных деталей.

Как «подстелить соломки»?

Малый бизнес не очень прочно стоит на ногах. Получить «подножку» можно в любой момент.

По нашей статистике, 70 процентов бизнеса, живущего на кредитах, в случае пожара, потопа, противоправных действий третьих лиц просто не выживет, если бизнес не будет застрахован, — рассказывает Валерий Войтюк из страховой компании «Согласие». — По малому бизнесу нанесен серьезный удар и именно малый бизнес все чаще обращается за страховой защитой своего имущества. Чтобы удовлетворить потребности разных отраслей, в компании был разработан проект «Бизнес-конструктор» — сейчас это наиболее востребованная услуга. Застраховать можно как комплексно в одном полисе конструктивные элементы строения или помещения, внутреннюю отделку и инженерное оборудование, движимое имущество, товарно-материальные ценности и гражданскую ответственность, так и выбрав одну или несколько опций.

Где взять деньги?

Деньги – это кровь любого бизнеса. Много ее, она активно двигается – хорошо. А если нет? Как себя чувствуют наши участники, берут ли кредиты? Анастасия Годунова поднимала свою маленькую кофейню на частные инвестиции – повезло.

«В кредиты при нынешней ставке я не верю, — отметила девушка. – Надо торговать наркотиками, а не кофе, чтобы выйти в прибыль при таких ставках.»

«Рентабельность производства в нашей сфере редко превышает 20 процентов, обычно 8-10 процентов, а кредит – это 25 процентов, – отмечает Андрей Сенчуков. – Оборачиваемость продуктов – неделя, денег – месяц. Если банки это поймут и придумают для нас хороший продукт, это будет стимулом к развитию».

С практиками не согласна Татьяна Репина из Фонда содействия кредитованию малого бизнеса Москвы.

«В Москве имеется гарантийный механизм, делающий заемные средства доступнее, но о нем, к сожалению, мало знают предприниматели. В Москве за 3 квартала мы выдали поручительств на 2, 3 миллиарда рублей, а кредитов предприниматели получили на 5 миллиардов», – отметила эксперт, рассказывая о том, как прожит этот непростой год.

Фонд содействия кредитованию малого бизнеса Москвы сам кредиты не выдает. Он предоставляет поручительства в размере до 70 процентов от требуемого банком обеспечения – удобно для тех, у кого недостаточно собственного залога.

Цифра: 6-7 миллионов на 1-2 года – средний размер и срок кредита предпринимателям под поручительство Фонда содействия кредитованию малого бизнеса Москвы

«Схема работы проста: клиент идет в банк-партнер фонда, если тот готов выдать кредит, но обеспечения у предпринимателя не хватает, мы можем помочь и выдать поручительство. За три дня принимаем решение по документам, которые поступают сразу из банка – поясняет Репина. — Если сравнивать с прошлым годом, то объемы кредитования МСБ падают, в первую очередь это касается крупнейших банков. Банки ужесточили требования к заемщикам, не спешат снижать ставки. Для банков выгоднее кредитовать крупный бизнес. Причем темпы падения кредитования МСБ по Москве существенно выше, чем по РФ в целом».

Эксперт отметила, что ситуация с падением объемов в Фонде в первом полугодии отражала рыночные реалии. «В третьем квартале пошло некое оживление. Только за октябрь МСБ привлекли около 1 млрд рублей под наши поручительства». Фонд связывает это и с общим оживлением рынка и госпрограммой участия малого бизнеса в госзаказе. Участники госзаказа обращаются в банки за банковскими гарантиями и за тендерными кредитами. И в том и другом случае они активно пользуются поручительствами фонда.

«Сейчас мы треть своих поручительств выдаем именно участникам госзаказа, – рассказывает госпожа Репина. — Для них очень удобны поручительства по банковским гарантиям, например, это позволяет не замораживать собственные средства на счетах, а расходовать средства на само исполнение контракта».

А если есть желание расти?

Маленький бизнес стремится со временем перейти в категорию среднего и расти дальше. Как это сделать? Участники круглого стола единодушны – через франшизу. В нее, правда, не верит Анастасия Годунова – но только из-за того, что у нее авторский проект. «Мне придется разорваться на две части», — резюмирует девушка.

Михаил Файнберг, напротив, отметил, что как раз на этом примере франчайзинговая модель является одним из самых действенных способов повышения эффективности и конкурентоспособности малого бизнеса. «В 1945 году марка «Баскин Роббинс» была создана как авторский проект, а затем кафе стали передаваться в управление. Так она стала первой франшизой в сфере общественного питания. Она показала себя надежной и оптимальной моделью для масштабирования, в том числе и авторских проектов. В России из 14 тысяч кафе и ресторанов половина развивается по франшизе. Для начинающего предпринимателя франшиза — быстрый и надежный способ открыть свое дело, а для состоявшегося франчайзера – это возможность оперативно расширить бизнес. В России франшиза «Баскин Роббинс» развивается 25 лет. Наш самый первый франчайзи – предприниматель из Великого Новгорода. Сейчас у нее 5 кафе. В этом городе уже несколько поколений выросло на культуре «Баскин Робинс».

С сомнением к франшизе относится и Дмитрий Волков, но его семейный опыт показывает обратное.

«Что касается франшизы: этот формат я принимаю, хотя он меня удивляет, что люди готовы продавать и покупать бизнес-идеи. – отметил этот эксперт. — Но мой сын, он предприниматель, недавно сам продал две своих франшизы. Это работает».

«Креативностью обладают порядка 5 процентов населения. И многие в США, например, мечтают на пенсии открыть кафе по франшизе, – поддержал Юрий Михайличенко из Российской Ассоциации Франчайзинга — Они готовы работать по лекалам, но не готовы творить, придумывать. Малый бизнес в разрезе – это франшиза. Сейчас у обычных людей появилась возможность войти в рынок при небольших вложениях. В Корее, например, франшизы стоят порядка 500 долларов. Не по франшизе работают только промышленные гиганты. А большая часть малого бизнеса работает на чужих идеях и стандартах по франшизе».

Максим Маткин подтвердил, что самые частые запросы на франшизу – привезти «все готовое» и показать «как оно работает». В таком случае на первых порах на объект выезжает «команда развития».

Главный редактор «Моего района» Алексей Синельников спросил у экспертов, сильно ли, по сравнению с нулевыми, когда «нефтяного пузыря хватало на всех», изменился портрет потенциального франчайзи.

«На прошедшем форуме по франчайзингу один из докладчиков сказал, что завидует тем, кто начинает свой бизнес по франшизе сейчас, они в более выгодных условиях, – подтвердил Михаил Файнберг. — И это так: цена входа ниже, льгот больше. Кризис не время экспериментов – люди приходят  с уже просчитанными проектами. Это новое поколение предпринимателей, которые полны сил работать и желания зарабатывать».

Модератор нашего Круглого стола — Валерий Мальцев, Президент общественной организации «Лига Шашлыка»

Участники:

1. ГБУ Малый бизнес Москвы Волков Дмитрий, общественный представитель АСИ в городе Москве, эксперт Штаба по защите бизнеса при Правительстве Москвы

2. Фонд содействия кредитованию малого бизнеса Москвы Репина Татьяна, директор по коммуникациям и общественным связям

3. Российская Ассоциация Франчайзинга Михайличенко Юрий, исполнительный директор

4. «Кофельяно» Федосов Алексей, управляющий партнер

5. Компания AIR-VAN Маткин Максим, управляющий партнер

6. Good Enough Годунова Анастасия, создатель, шеф-бариста

7. «Мастер Фуд» Андрей Сенчуков, основатель, директор

8. Страховая компания «Согласие» Войтюк Валерий, руководитель проектов

9. Коалиция Киоскеров Куранов Сергей, член Президиума

10. Баскин Роббинс Файнберг Михаил, руководитель пресс-службы 

Редакция газеты «Мой район» благодарит Гильдию издателей периодической печати за помощь в проведении круглого стола

Поделиться

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here