Чем пахнут деньги для НКО

Некоммерческим организациям приходится тщательно следить за источниками своих средств, в противном случае они рискуют получить статус «иностранный агент»

Два условия. Некоммерческие организации потому и называются некоммерческими, что у них нет цели заработать деньги. Полученные средства они отправляют либо на поддержку стариков и детей либо на защиту животных, либо на адаптацию людей, оказавшихся в сложной ситуации, — в общем на решение любых задач, которые для себя выбрала та или иная НКО.

В то же время активистам приходится не только всеми способами привлекать деньги жертвователей, но и внимательно анализировать, кто именно захотел профинансировать их проект.

— В 2012 году, после выхода соответствующего закона, в сегменте российских НКО появилось понятие «иностранный агент», — рассказывает политолог, кандидат политических наук Николай Ковалев. — Чтобы получить этот статус, организация должна заниматься политической деятельностью и при этом получать хотя бы какую-то часть денег из зарубежных источников. Больших ограничений на деятельность таких НКО нет — они могут заниматься чем угодно за исключением участия в выборах. Но при этом «ино­странные агенты» несут репутационные потери, которые влекут за собой и потери финансовые».

222 тысячи
НКО зарегистрировано в России

Определимся с понятиями. Критики закона об «ино­странных агентах» говорили о том, что первая редакция документа не указывала прямо, что считать политической деятельностью, а что нет. Соответственно, иностранным агентом рисковала стать чуть ли не любая организация, которая получила пару долларов с зарубежного счета.

В 2016 году эту ситуацию исправили. В федеральный закон внесли поправки. Теперь деятельность НКО может быть признана политической (исключая политические партии, конечно), если НКО:

  • финансирует чью-либо политическую деятельность;
  • участвует в организации и проведении публичных меро­приятий: собраний,
  • митингов, демонстраций, шествий и тому подобного;
  • организует и проводит публичные дебаты, дискуссии, выступления;
  • участвует в наблюдении за проведением выборов и референдумов,
  • формировании избирательных комиссий, в работе партий;
  • проводит массовые опросы и другими способами пытается влиять на
  • формирование общес­твенного мнения.

Не относится к политической деятельность в области науки, культуры и искусства, здравоохранения, социальной поддержки и защиты граждан, физической культуры и спорта, благотворительность и так далее.

«После принятия поправок стало чуть больше ясности, однако формулировки по-прежнему общие, — уверен Ковалев. — Допустим, есть у вас экологическая организация. Вы позвали жителей и провели собрание против загрязнения какого-то пруда. Обычное дело! Но по букве закона вашу деятельность можно признать политической. А если завтра-послезавтра на счет НКО переведет пару тысяч рублей ваш родственник, который живет и работает во Франции, то по формальным признакам организацию можно признать «иностранным агентом». И такие перегибы встречаются не редко. За последние годы число «иностранных агентов» среди НКО снизилось на треть, но это происходит потому, что общественники отстаивают права в судах, отказываются от иностранных средств и делают все, чтобы избавиться от этого статуса».

87
НКО имеют статус «ино­странный агент»

Агентам вход воспрещен. Чем же так страшен для НКО статус «иностранный агент»? Первое — им запрещено финансировать политические партии или отдельных кандидатов. Кроме того, словосочетание «иностранный агент» воспринимается негативно, и потенциальные парт­неры начинают относиться к НКО с большой осторожностью. К тому же у общественников становится меньше возможностей сотрудничать с местными органами власти.

«В больших городах для крупных организаций этот статус не имеет особенного значения. А для региональных общественников ситуация серьезнее. Они часто опираются на локальные администрации: арендуют помещения, пытаются получать гранты, согласовывают массовые меро­приятия. Если НКО из глубинки станет «иностранным агентом», его работа может быть парализована», — говорит Ковалев.

Меньше процента. Первой некоммерческой организацией, которая зарегистрировалась в качестве иностранного агента, стало некоммерческое партнерство «Содействие развитию конкуренции в странах СНГ». Первой НКО, которую признали иностранным агентом, стала Ассоциация некоммерческих организаций «В защиту прав избирателей «Голос».

По данным Министерства юстиции РФ, на 10 ноября 2017 года статус «иностранный агент» получили 87 НКО. Всего же НКО в России больше 220 тысяч. Казалось бы, «иностранных агентов» меньше процента. Но большинство из тех, кто получил «метку», стремятся от нее избавиться. Им приходится либо отказываться от финансирования из-за рубежа, либо доказывать, что их работа не имеет отношения к политике.

Источники: Политолог, кандидат политических наук Николай Ковалев, unro.minjust.ru, president-sovet.ru

***

Выпуск издания осуществлен при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Газета «Мой район» совмест­но с Федеральным агентством по печати делает проект «Помогаем вместе». Мы расскажем о том, как устроена работа благотворительных фондов, какие проекты они реализуют и какие социальные проблемы решают. Объясним, как отличить реально работающий фонд от организаций и людей, которые собирают под видом благотворительности деньги для собственного обогащения. Мы приглашаем к диалогу и вас, уважаемые читатели. Если вы хотите высказать свои комментарии о затронутых темах, присылайте нам их на почту ti@mr-msk.ru. Наиболее интересные мнения и замечания мы опубликуем.

Поделиться