Дом, обставленный с рублевских помоек

    Порядка 10 лет назад руководство предложило перевод на работу в столицу и жилье. Им оказалась половина одноэтажного дома, построенного в 60‑е годы в поселке лесников, рядом с Барвихой.
    Двери в яблоневый сад
     
    ОБУСТРОЙСТВО. Несмотря на элитное соседство, и дом, и участок были превращены, мягко говоря, в помойку. Полина принялась за ремонт.
     
    Сначала дом залили антисептиком, наскоро покрасили стены, перевезли какую‑то мебель из Смоленска, что‑то докупили в «ИКЕА». Застекленная веранда стала столовой, в ней теперь стоит зеленый угловой диван из города Кандалакши Мурманской области, откуда родом ее муж.
     
    На кухне из окна сделали дверь — выход в сад. Кстати, эти двери Полина долго караулила у соседнего дома — дачи брата Чайковского. В итоге нашла их в овраге за домом — местной свалке. Оттуда же хорошие шерстяные ковры.
     
    вторая жизнь. Планшеты карты вставили в рамки, а с красным мягким сиденьем табуретка стала пуфиком.
    Вторая жизнь. Планшеты карты вставили в рамки, а с красным мягким сиденьем табуретка стала пуфиком
     
    МНОГОФУНКЦИОНАЛЬНОСТЬ. Кровать в гостиной — это не ошибка. В доме 6 помещений, некоторые смежные — такая крестьянская анфилада. И по крестьянским же традициям почти в каждом помещении — столовой, кабинете, гостиной — есть спальные места. В детской их даже три — диван и двухэтажная кровать. В доме периодически живут родственники: старшая дочь, ее муж, маленькая внучка и мама Полины. Поэтому названия комнат весьма условны, и все время меняется их функционал.
    Тот самый бабушкин стол под скатертью из «овражьего» текстиля, вокруг — .»венские» советские стулья. Все из 50-х.
     
    ЧУДО-СВАЛКА. Обычно обновления в доме начинаются с того, что поблизости кто‑то сносит или перестраивает жилье. Тогда надо либо караулить у стройки, либо идти утром к знакомому оврагу. Выкидывают все: отрезы ткани, корзины, тарелки Villeroy&Boch, английский фаянс, картины, книги, мебель. Из «овражного» текстиля Полина сшила скатерть. Гарнитур на кухне — два немецких серванта, перекрашенные в белый. Буфет в столовой также поменял цвет и слегка отреставрирован.
     
    В планах у семьи обустроить чердак и отдать его полностью дочке. Сносить дом никто не хочет, так как построен он из кедровой сосны — материала недешевого и уникального. Например, кедр всегда держит температуру 24 градуса, даже если летом на улице 35, главное, в помещении закрыть окна. Поэтому в доме нет кондиционера.
     
    Предваряя упреки, Полина подчеркивает, что берет выброшенную мебель совершенно не из‑за плохого материального положения.
     
    «Хорошо, когда есть вещи с историей, тем более часто находишь такие, каких сегодня уже не делают. То, что я приношу домой, я не считаю хламом, часто люди выкидывают то, ценности чего не знают или не понимают. А я могу ее открыть, — отмечает Полина. — Не могу сказать, что я творческий человек, никогда я не училась на художника или на дизайнера. Но как‑то я смотрела итальянское кино, и там герой сказал: «У меня есть чувство стиля». Вот, думаю, также можно сказать и про меня».
     
     
     
    Поделиться