Домики для взрослых

    Москвичка Анастасия Томская делает кукольные домики, в которые играет  старшее поколение

    Свои домики Анастасия Томская придумывает в мастерской с аутентичной атмосферой: паркет «елочкой», массивные дубовые шкафы с рассохшимися от времени ящиками, бесконечные книжные полки. Мастерская находится в доме, где подъезд с метлахской плиткой и лифт «в клетке». И сама мастерская, и домики пропитаны той самой атмосферой уюта, которая называется сейчас модным словом «хюгге» (датское слово, обозначающее «искусство быть счастливым»).

    Репетиция взрослой жизни

    Большинство домиков имеет европейские корни – это «каталонский дом» или « мансарда Парижа».

    – Мода на кукольные домики зародилась в Голландии, – рассказывает Анастасия. – Петр Первый хотел привезти в Россию такой домик, но он оказался ему не по карману. С развитием научно-технического прогресса многие материалы стали доступнее, и со временем кукольный дом появился почти в каждой семье.

    У кого‑то самодельный в коробке из‑под обуви, у кого‑то покупной.

    Анастасия отмечает, что игра в кукольный домик – это репетиция взрослой жизни. Он должен быть у каждой девочки.

    – Это про жизнь, про быт, который, кстати, в Европе, особенно прибрежной, весьма сложный, – говорит мастер. – Мы каждый год проводим месяц в Хорватии, снимаем там старый аутен­тичный дом и живем так, как десятилетиями жили местные. Однажды мы оказались там в марте, в период ледяных ветров. Мне приходилось крепко держать четырехлетнюю дочь за руку, ее буквально уносило ветром.

    На таком ветру высушивают пршут. Вот этот визит позволил нам понять, как непросто дается этот быт – без центрального отопления.

    Родом из детства

    Первый домик мама смастерила Насте в крышке от настольной игры. Это был макет домика с садом. Больше всего четырехлетней Насте запомнился колодец, сложенный из спичек. А потом был уже покупной – удивительная избушка-светильник.

    – У нее были светящиеся окошки, двери, крыльцо. Но ничего не открывалось. – вспоминает девушка. – Мне хотелось посмотреть, что внутри. Я была уверена, что там целый мир.

    Настя разобрала домик – внутри, кроме патрона с лампой, ничего не было – и она зап­ла­кала…

    К самим домикам девушка пришла не сразу. В какой‑то момент ей так запало в душу описание печи в романе «Белая гвардия», что она начала копировать эту печь. Потом, посмотрев раз пятьдесят спектакль «Иисус Христос суперзвезда», стала делать декорации.

    Сейчас в домиках Насти обязательно теплится огонь в печи, зажигается абажур, включается гирлянда. А в самом домике любая деталь – живая. От миниатюрной занавески, которая свободно скользит по карнизу, до крохотных комодиков, у которых открываются все ящички, а в холодильнике стоит пиво или просекко.

    – Мы привыкли искать во всем практичность, и когда я слышу, что такие домики – это «пылесборники» и «непонятно, что с ними делать», я отвечаю, что в первую очередь это светильник. А шкафчики можно использовать как шкатулочки, – шутит мастер.

    Домики Анастасия делает больше 11 лет, в мастерской девушка проводит минимум три часа в день. Но за все время домик лишь один раз был куплен для ребенка. В остальных случаях домики заказывают взрослые. Например, было три заказа от известных психологов. Одна из таких заказчиц попросила «каталонский дом», другая – кабинет Фрейда. Для последнего Насте пришлось изготовить 300 миниатюрных книжек. И не просто «игрушечные книжки», а подобрать библиотеку.

    – Можно было прошерстить «алиэкспресс», взять там «что‑то похожее» из кукольной мебели, заполнить и отдать заказчику, – но не будет атмосферы, – поясняет Настя. – И кушетка, и подбор книг, и форма стола – все это я старалась максимально точно воспроизвести, читая мемуары и воспоминания современников Фрейда. Детали «каталонского дома» я показывала девушке, которая много лет живет на побережье и бывала в настоящих каталонских домах.

    Трусики для гномиков

    На 90 процентов внутреннюю обстановку домика девушка создает сама: если в домике есть, допустим, швейная машинка, то она отлита из олова на кухне мастера. Так же как и тазики в тайском бунгало. Многие детали заказывает в мастерской, специализирующейся на театральном реквизите. Там Настю обожают и встречают шутками «о, снова будем шить трусики для гномиков» – настолько крохотными кажутся ее заказы.

    Кстати, с мужем девушка познакомилась благодаря кукольному домику.
    – Это была моя первая миниатюра. Двухэтажный макет. С точки зрения того, что сейчас делаю, – примитивный. Но я была в восторге. Сфотографировала и выложила в ЖЖ. Домик собрал огромное число лайков. Его увидел мой будущий муж и сказал – вот на этой девушке я женюсь! Вскоре он уже сидел и плавил олово для швейной машинки моего второго домика! – рассказывает Настя.

    Макет первого домика стоит теперь в мастерской. Он и правда смешной и неказистый, все в нем сделано «по наитию». Этим он и дорог семье.

    – В России нет цехового брат­ства миниатюристов, – вздыхает мастер. – Мы практически все самоучки. У меня филологическое образование и опыт работы в театре. Тем, кто оканчивал художественную школу или училище, немного проще. Есть несколько авторских курсов, длительностью два-три месяца, я такой оканчивала. А в Финляндии, например, это целая индустрия.

    Заказчики

    Как правило, они повторяются – каждый год заказывают новый шар или домик. Как отмечают заказчики, с домиками Насти в их квартиры приходит дух Рождества и начинает чувствоваться наступление праздника.

    «Ёлки»

    С сентября у Насти «елки» – она делает новогодние шары и маленькие стеклянные домики, внутри которых сугробы, все те же уютные комнатки с елочками, крохотные, засыпанные декабрьским снегом.

    Поделиться