Хостелы раздора. Поправки в Жилищный кодекс вызвали волнения в среде владельцев мини-гостиниц

    Из-за чего шум

    На эту неделю запланировано второе чтение в Госдуме законопроекта № 876688‑6, предусматривающего запрет использовать жилые помещения в качестве гостиниц. Перспектива принятия закона взбудоражила владельцев хостелов.

    — Нас вынуждают выйти из правового поля, — негодует предприниматель Дмитрий Сельков. — Если мы уйдем, то для небогатого туриста это означает одно: «Добро пожаловать на чердак или в подвал».

    Чердак или подвал — это не для красного словца. Законопроект предусматривает запрет на размещение хостелов именно в жилых помещениях. Владельцу недвижимости придется переводить его в разряд нежилого. А это не всегда возможно. Например, одно из требований перевода — отдельный вход, что не всегда реально.

    «Депутаты предлагают закон, который поставит крест не только на малых средствах размещения, но и сделает «вне закона» сдачу квартир, так как законопроект не предлагает четких критериев, позволяющих разделить гостиничное проживание и сдачу в аренду. Это коснется сотен тысяч граждан, у которых единственный источник заработка — сдача квартиры», — уверен Сельков.

    Понятия «хостел» в законодательстве нет. Митинговавшие требовали дать законное определение и самому хостелу.

    Противостояние

    С той стороны баррикад — жители, в подъезде которых появилось вдруг много нежданных соседей.

    — Жильцы многоэтажек страдают от нелегальных ночлежек. Цена их жилья резко падает. Взлетает плата за общедомовые ресурсы, ухудшается криминогенная обстановка. Кому хочется жить в таких условиях? — объясняет один из инициаторов законопроекта депутат Александр Сидякин. — Постояльцы хостелов ошибаются номером домофона, постоянно хлопают двери, шум, антисанитария. Детей вечером не выпустить во двор, полный незнакомцев. Хостельеры подумали о соседях?!
    Те уверяют, что подумали.

    «У нас запрет на заселение и посещение с одиннадцати вечера до семи утра, — настаивает владелица хостела «Весна» Татьяна Петрова. — Мы не разрешаем курить в подъезде. Регистрируем постояльцев. Оплачиваем уборку. До нас тут убирали раз в месяц».

    «У нас есть благодарственное письмо от соседей, им нравится наше соседство. Большинство гостей — европейцы», — поддерживает коллегу Анна Боровикова («Три пингвина» и «Шоколад»).

    Но эти хостелы — в центре. А есть и на окраинах, где койко-место по 200 рублей за ночь.

    «Крайне серьезная проблема складывается в районах рядом с рынками, — отмечает депутат мосгордумы Инна Святенко. — Например, у «Москвы» и «Садовода». Проживание в таких районах тех, кто давно живет здесь, становится невозможным».

    Так просто не уйдут

    Хостельеры считают, что с ночлежками надо бороться. Но не за их счет. В этом случае часть законопослушных предпринимателей просто уйдет в тень.

    «К сожалению, уход в тень — это мечта тех, кто не перевел жилые помещения в нежилые и устроил там хостелы. Легального гостиничного бизнеса поправки не коснутся, — отмечает Сидякин. — У таких помещений в обязательном порядке есть звукоизоляция, противопожарная охрана, средства для уборки номеров».

    Хостельеры и не против перевести квартиры в разряд нежилых, но, как признают за кадром, требования про противопожарной безопасности у нас «конские».

    Где жили 10 миллионов?

    Легальный гостиничный бизнес покрывает потребности малой части приезжающих.

    «Мэр отмечал, что в прошлом году Москву посетило более 15 миллионов человек, открытые данные говорят, что в отелях остановилось пять миллионов, — рассказывает Сельков. — Где разместились остальные? У нас и разместились».

    Хостельеры отмечают, что «сгорит» не только малый бизнес. Запрет ограничит для многих путешествия по России.

    «Основные мои постояльцы — это студенты и абитуриенты, — отмечает Татьяна Петрова. — Часто приезжают на обследование или лечение. Много школьников и спортсменов, приезжающих на сборы».

    А как же Крым?

    Было на митинге и много лозунгов, гарантирующих провал сезона в Крыму.

    Стоял с таким плакатом и доктор Владимир Гладышев. В Крыму у него оставшиеся по наследству «квартира и домик». В Москве — бывшая коммуналка. В ней теперь хостел.

    «Побережье зарабатывает сдачей жилья. Мы 9 месяцев вылизываем, ремонтируем, расширяем дома, чтобы летом предложить туристам «конфетку». А нас обвиняют в том, что мы сдаем «антисанитарные сараи».

    Выгодный бизнес 

    Хостельеры считают, что после принятия поправок без работы останется 10 тысяч человек. В первую очередь студенты и те, для кого хостел семейный бизнес. Хозяйка «Весны» — пенсионерка. Сдает переоборудованную под хостел квартиру, а с семьей живет на даче. «Шоколадом» и «Тремя пингвинами» тоже управляет семья.

    Хостельеры не прибедняются — у них неплохие доходы. И терять их они не хотят.

    — У меня оборот около миллиона с объекта в месяц, — признает Роман Сабиржанов. — Но у меня большие помещения. Я активно расширяюсь, арендую новые объекты. Сейчас их 15. Почти все — нежилые. А средний оборот с квартиры в центре до 300‑400 тысяч. Часть уходит на аренду, зарплату, налоги. Но в целом это выгодный бизнес. Пока выгодный.

    Большинство против

    Против законопроекта выступали министр культуры Мединский, власти миллионников, крупнейшие бизнес-ассоциации. Бизнес-омбудсмен Борис Титов прямо назвал инициативу «абсолютно глупой», бьющей как по бизнесу, так и по потребителям услуги.

    Депутат Галина Хованская, основной инициатор изменений, комментариев не дает. Снизили градус и ее единомышленники.
    «Депутаты ознакомились с позицией сообщества хостельеров и учтут их в работе», — пообещал депутат Сидякин.

    Поделиться