Испорченная песня

    Воскресная толпа покупателей равнодушно шла мимо, только два потертых гражданина, мужья дерущихся дам, стояли и растерянно смотрели за потасовкой. Они все время оглядывались друг на друга, как бы говоря: «Что делать-то?»

    Представительницы пола, не самого в тот момент прекрасного, вступили в конфликт из-за свободного места на стоянке у магазина. Одна из них — та, что в темно-сером, — заняла эту площадку в ожидании подъезжающего на подержанной иномарке супруга. Другая, в светло-сером, чей муж уже приехал, попыталась освободить парковочный простор от тела конкурентки. Склока переросла в процесс взаимного пихания, который логично мутировал в драку. Повалявшись по очереди на асфальте и пообтирав своими пальто соседние автомобили, женщины стали почти одинаковыми — грязно-серыми.

    Все это произошло в минувший понедельник на моих глазах.

    Первоначально я, буду честным, хотел вывести из этой незамысловатой истории какую-нибудь скучную глубокомысленную мораль. Из серии «вот к каким ужасным последствиям приводит потребительский бум, охвативший Россию, — люди звереют на глазах». Даже заголовок придумал удачный: «Потребительский бум-бум».

    Но когда пальцы уже вознеслись над клавиатурой, чтобы отстучать завершающий абзац, на глаза мне попалось опубликованное в каком-то интернет-издании сообщение о трагедии в США. Там некая Юник Бишоп въехала на машине в толпу других женщин. Одна из них, беременная, погибла, еще две были ранены. Действия госпожи Бишоп вроде бы тоже были вызваны ссорой из-за места на парковке.

    В общем, вся теория про московское потребительское озверение оказалась похерена. Как говорилось в старом анекдоте, всю песню мне испортила эта Бишоп.

    Тем не менее глубокомысленный вывод я сделал. Только не тот, что предполагал, а другой: прежде чем делать глубокомысленные выводы, надо задуматься, так ли уж они глубокомысленны. В общем, женщины, не ссорьтесь!

    Поделиться