История о пальчиковых и мизинчиковых

«Кости». Еще одним из источников заработка для Владимира Мацюка стали «кости». Дело в том, что на рентгеновской пленке содержится приличный слой серебра, который можно смыть и снова превратить в слитки.
«Кости». Еще одним из источников заработка для Владимира Мацюка стали «кости». Дело в том, что на рентгеновской пленке содержится приличный слой серебра, который можно смыть и снова превратить в слитки.

Как можно «по науке» зарабатывать на извлечении ценных материалов из самых разных отходов

О том, как с нуля выстроить единственный в стране бизнес по переработке батареек, основатель компании «Мегаполисресурс» Владимир Мацюк рассказал «Моему району».

Экономика канализации

У проекта по переработке батареек имидж «зеленого и альтруистического», реализуемого, как шутит сам Владимир, «где‑то на челябинской помойке». На деле – он просчитан как с научной, так и с экономической точек зрения. И это всего лишь одна из «карт» в колоде проектов компании, занимающейся переработкой вторсырья. По словам Владимира, он зарабатывает на том, что другие в буквальном смысле выливают в канализацию.

Сфера будущей деятельности была предопределена советской бытовой зациклен­ностью на безотходном производстве.

«Родители редко что выбрасывали, – вспоминает Владимир. – Апельсиновые корки шли на цукаты, облепиховый жмых настаивали на масле».

Лето коротал за чтением журналов «Наука и жизнь» и учебников по физике, химии и биологии, которые находил на чердаке у дедушки, директора сельской школы. Они казались намного интереснее современных. С республиканских (семья тогда жила в Казахстане) олимпиад по физике, химии и биологии возвращался с медалями. Как медалист поступил без экзаменов на экономфак Южно-Уральского ­госуниверситета в Челябинске.

Тема кандидатской Мацюка – «Экономика переработки отходов». О том, как это важно, Владимир «на пальцах» пытается объяснить на примере круговорота воды – если нарушить один из этапов, будет копиться потенциал, в итоге случится потоп или засуха. Так и с отходами – если не перерабатывать, потенциал будет копиться и где‑то рванет.

69 рублей стоит переработка одного килограмма батареек

Итак, тему Владимир выбрал про отходы, но благородные – с драгметаллами. Попутно прилично заработал. Раствор, остававшийся после печати фото, содержал от 1 до 4 г серебра на литр. Лаборатории массово сливали эти растворы в канализацию – впрочем, нелегально: должны были утилизировать.

«На пике популярности отрасль потребляла треть добываемого серебра. Три килограмма выкопали – килограмм ушел на производство реактивов для проявления фотографий. Соли серебра токсичны, их проблематично извлекать из раствора. А если извлечь, получается, что и драгметалл получили, и токсичность понизили. Классно ведь? Классно. На предзащиту я пошел со слитком серебра весом в 127 граммов», – вспоминает Владимир.

Практическая часть работы над диссертацией стала приносить хороший доход.
За основу молодой ученый взял новосибирскую разработку по очистке сточных вод. Очень быстро у компании появилось 12 филиалов по стране. Фотолаборатории с радостью отдавали использованный раствор – до этого они жили под страхом наказания за несанкционированный слив, а тут приезжали люди и еще денег платили. Серебро добывалось тоннами. Правда, не очень долго. Началась цифровизация.

Деньги на «костях»

В какой‑то момент Мацюк вспомнил про рентгенкабинеты.

«Все, что черное на снимке – это серебро. Все, что белое – тоже серебро, но ушедшее в раст­вор, – объясняет Владимир. – Мы решили перерабатывать эти пленки. Проект был академический, мы даже написали методичку, и пробирный надзор был очень ею доволен. Нам были рады отдать-продать пленки, нежели выкинуть и иметь проблемы с отчетностью. В итоге получилось классно».

Дальше началось забавное.

«Пленка – это пластиковая подложка, покрытая слоем агар-агара с примесью серебра, – рассказывает ученый. – Из пластика можно делать полиэстр или лавсан для производства одежды. Агар-агар это питательная среда для микроорганизмов. Когда в кино люди в белых халатах что‑то выращивают из чашки Петри – это примерно оно. Я таскал с собой в отпуск на Мальдивы пленку, изучая, как микроорганизмы из соленой воды будут пожирать покрытие. Теоретически эту культуру можно было выделить отдельно. В бутылки наливал океанскую воду, в нее складывал пленки, сушил под пальмами. Хаускипер ходил настороженый: обычно русские пьянствуют сутками, а тут приехал какой‑то, привез фото черепов и костей, маринует их в бутылках вокруг бунгало».

Практика показала, что морская вода изумительно подходит – серебро оседает идеально. Но производство на Мальдивы не притащишь. Очень своевременно в Нижнем Новгороде обанкротился завод по производству кефира – оттуда в Челябинск перевезли «танки» из нержавеющей стали. Дополнили их линией по переработке пластиковых бутылок. В итоге процесс выглядел так: в «танки» с пленками запускали бактерии, они подъедали слой агар-агара. На выходе получались вода, ил с серебром и пластик.

Пленки собирали от Иркутска до Москвы. Но и этот «золотой ливень» со временем прекратился: победила «цифра». «Я видел, что за границей перерабатывают телевизоры и орг­технику. Как именно – не понимал, но в учредительные документы этот пункт вносил, – отмечает Владимир. – Мы постоянно проводим опыты, выясняя, каким способом и на какие составляющие можем разложить тот или иной предмет».
Сейчас один крупный производитель утилизует здесь технику. По правилам этого производителя, если повреждается товар из экономсегмента, то его уценивают. А люксовые вещи, дабы у персонала не было умысла испортить внешний вид и потом самим купить с уценкой, отправляют на переработку.

«Чаще всего присылают двухдверные зеркальные холодильники с мелкими царапинами», – отмечает Владимир.

Разнообразно. Обычно на завод приходит батареечная ­разносортица. А разные батарейки требуют разного способа переработки. Фото: архив кампании
Разнообразно. Обычно на завод приходит батареечная ­разносортица. А разные батарейки требуют разного способа переработки. Фото: архив кампании

Батарейки: начало

У «Мегаполисресурса» сложилась репутация «удивительных чудаков». Им постоянно что‑то подкидывают «для тренировки ума».

«Раз в две недели к нам кто‑то что‑то притаскивает и спрашивает: «Что с этим можно сделать?», – смеется Владимир. – Однажды позвонили экологи: «Собрали сто килограммов батареек, не знаем, куда деть. «А привозите», – ответили мы. До этого опыта работы с батарейками не было. Раздробили, отмагнитили металлы, остаток растворили, разложили на составляющие.

С точки зрения драгметаллов неинтересно – есть только цинк и он самый дешевый из цветных. Вскоре снова сигнал, уже из муниципалитета Петербурга: «Прочитали на экофоруме, что вы перерабатываете батарейки. Мы собрали две тонны, хотели отправить в Финляндию, но оказалось, что батарейки через границу не вывезешь. Токсичный груз. Возьмете?» Ответили, что возьмем на эксперимент, бесплатно. А им так нельзя, похоже на фиктивную сделку. Предложил поставить цену 1 рубль. Мне сказали, что это несерьезно.

Ответил, пусть сами что‑нибудь нарисуют. Ну, они написали серьезную цифру – 20 рублей за две тонны. Приехали эти две тонны. Стало понятно, что и впредь приезжать будет разносортица и перерабатывать ее надо будет по‑разному, поупражнялись».

Следом пришла заявка от сети «Медиамаркт», ритейлер откликнулся на запросы покупателей.

«Я подумал, что это новая тема. Прогнозируемый объем – 12 тысяч тонн в год. По фуре в день, шикарно, – вспоминает Владимир. – В тот же месяц пришел запрос из «Икеи»: «Говорят, вы перерерабатываете батарейки». Ответил, что «вообще‑то нет, но теперь, видимо, да».

Представители «Икеи» сказали, что предварительно надо ­провести аудит на предмет соответствия их требованиям.

Контейнер. Батарейки и после использования красивые и не пахнут. Сдавая их, проще всего начать заботиться об экологии любому человеку, даже если двигатель его машины при этом 5 литров. Фото: Сергей Слепков
Контейнер. Батарейки и после использования красивые и не пахнут. Сдавая их, проще всего начать заботиться об экологии любому человеку, даже если двигатель его машины при этом 5 литров.
Фото: Сергей Слепков

«Это было довольно тяжело, но здорово, – вспоминает Владимир. – Потому что, пока варишься в своем соку, многого не видишь. А после таких проверок сам многое в своем процессе начинаешь понимать яснее, при этом ты становишься понятен для других надзорных органов. «Медиамаркт» хотел быть первым с этой акцией. Контейнеры для них сделали в Челябинске, хотя планировали везти из Лондона, но не успевали. Нарисовали им эскиз за 40 минут, раскроили на лазере.

Большинство служит и сейчас. Стартовали со сбором в декабре 2015‑го».
Суммарно в первый год «Икея» и «Медимаркт», против прогнозируемых 12 тысяч тонн только со стороны «Медиамаркта», привезли в Челябинск 6 тонн батареек. Ошиблись больше чем в 2000 раз.

«Но на фоне этого объявилось много активистов – школы, библиотеки, волонтеры, – вспоминает Владимир. – Если бы мы выкупали у них по коммерческим тарифам, это был бы отличный бизнес. Но волонтеры даже не задумывались о том, что утилизация и доставка зат­ратны. А госорганизации клевали нас «письмами с орлом» – «в целях заботы об экологии наша организация собрала 100 кг токсичных отходов, заберите!». Хорошо, у нас по всей стране отлажена логистическая цепочка сбора других отходов и докинуть в фуру несколько сотен кило не проблема».

Из школ приходили удивительные находки: из Мурманска, например, приехало 300 килограммов бытовой разносортицы и полторы тонны очень редких литийэтилхлоридных батареек, применяемых в военной промышленности.

Приходило много батареек в упаковке – видимо, в школах устраивали соревнования и родители ради победы шли в «Фикс прайс».

«Объем стал расти. «Медиамаркт» и «Икея» сделали нашу компанию публичной, – признает Мацюк. – Мы получили лицензию на переработку батареек».

Флагманский поставщик

В сегодняшнем объеме, по приз­нанию Мацюка, «батареечное направление пока не выживет» – компания пока существует за счет извлечения драгметаллов из других типов отходов. Но Владимир считает его перспективным – с экономической точки зрения. И с экологической.

Сейчас флагманским поставщиком компании является сеть магазинов «ВкусВилл».
«Они большие затейники и мы хорошо совпадаем по энергетике, – признает Владимир.

Большие надежды у «Мегаполисресурса» и на подписанный с компанией «Дюрасел» меморандум о сотрудничестве.

«У «Дюрасел» есть желание стать компанией с зеленой репутацией, – отмечает Владимир. – Компания договорилась с ключевыми ритейлерами о том, чтобы развернуть по стране самую масштабную сеть по сбору батареек. В идеале будем стремиться к тому, чтобы в любом городе в магазинах стояли контейнеры для сбора. Под переработку батареек от этого поставщика, как и в случае с «Икеей», выделили отдельную линию и решили транспортный вопрос сообща».

Инвестиционный пакет

Мацюка веселят вопросы в стиле «а вы оценивали масштаб требуемых инвестиций»?

«Вопрос в критерии оценки, – отмечает он. – Задумали мы еще один способ переработки и получения нового продукта. Перспективно, небанально. Для этого нужны три титановых реактора, каждый стоит 600–800 тысяч. Звучит страшно, но на деле их можно собрать самостоятельно, нужны только титановые бочки. А где их найти? Я нашел на «Авито» в разделе «Сад-огород» у дачников Ставрополья. В советские годы там производили титановые бочки для подлодок Северодвинска. Часть бочек уплыла в народ. С доставкой мне три бочки обошлись меньше 20 тысяч рублей. Мне в заявке на кредит в таком случае, что заявлять – «Авито» или 800 тысяч за реактор?».

Но чувствуется, что ответ Владимир уже знает. У него все обычно просчитано. И там, где другие видят убыток, он найдет выгоду.

Короткой строкой

Есть исследование: человек, озабоченный сбором батареек, социально стабилен, открыт для новинок и это очень лояльный потребитель.

Батарейки нельзя пересылать для утилизации почтой, у них второй класс опасности, подразумевающий спецперевозку с лицензией.

«Мегаполисресурс» способен утилизировать до 15 тысяч тонн батареек ежегодно, а доля восстановленных ресурсов составляет до 80%, это очень высокий показатель.

Полезные вещи

Отмагничиванием из батарейки можно получить железо. Остаток растворить в серной кислоте и получить сульфат марганца и сульфат цинка.
Эти соли используются в качестве удобрений. Еще можно сделать графитовую смазку, она применяется в качестве смазки рессоров, шарниров и подшипников.

Поделиться