Как Москва встретила фанатов

    Накануне старта мундиаля корреспондент «Моего района» прогулялась по улицам Москвы и пообщалась с фанатами.

    Дед Мороз и все-все-все
    В переходе от «Театральной» на Никольскую шумно. Хрупкая седовласая старушка играет на аккордеоне «Выходила на берег Катюша» и поет. Вокруг нее, на корточках, обнявшись, сидят и раскачиваются в разные стороны пьяненькие перуанцы. Пытаются подпевать: «тюша-тюша».

    У кафе «Ванильное небо» стоит тоже слегка нетрезвый Дед Мороз. Ну, как Дед Мороз…. Заместитель. В костюме напрокат. Он раскрывает объятья всем иностранным болельщикам: «Dear Frends, amigos, garsons». Следом за ним стоит такой же жизнерадостный испанец: «Я вас любим». Понимая , что ошибся, вопросительно смотрит на «Деда Мороза», тот мотает снятой бородой. «Мы вас люблю» — исправляется испанец.

    По билетам и приглашениям
    Красная Площадь перекрыта решетками, там концерт по пригласительным. Впрочем, полицейские довольно милы: «Дорогие болельщики, двигаемся в сторону «Лубянки», Красная площадь перекрыта».
    «Станция «Дзержинского», милок, вон там» — подсказывают направление болельщикам аккуратненькие старушки. Их, таких, с буклями и лаковыми сумочками, в центре, на удивление много – пришли вспомнить и сравнить с временами, когда Москва встречала Олимпиаду. То тут, то там, они рекомендуют гостям «пойти по Чернышевского, сесть в метро на Ногина, покушать курочку-гриль на Герцена».
    Юные москвичи слушают такие советы с вскинутыми от удивления бровями. Кажется, что старушки с их устаревшей городской топонимикой телепортировались на шумную Никольскую прямо с Лужников-80.

    Какафония страсти
    Впрочем, люди в сомбреро, в рогатых шапках и накинутых на плечи или повязанных вокруг бедер флагах мало что понимают и текут волной на Никольскую.
    А там – гвалт, шум, гиканье и такая какофония, словно по расстроенному пианино в старом пионерлагере бездумно лупит сразу два младших отряда. И периодически по клавишам пробегает кот, с привязанной к хвосту консервной банкой.
    Полицейские пытаются показать болельщикам что вувузеллы у нас «не положены». Заметив интерес к инструменту, болельщики радостно кивают «nice-nice» и показывают, на что способны их дуделки.
    Много арабов. Молодые – одинокие и шумные. Ездят друг у друга на плечах, пританцовывают, ритмично вскидывают вверх руки. Где-то ты это уже видел. Ах, да – в трансляциях на Пасху из Храма Гроба Господня, когда православные арабы радуются схождению огня. Теперь вот, не менее эмоционально, они радуются мундиалю.
    Те, кому ближе к тридцати, приехали с женами в хиджабах и детьми.

    «Судари» с маракасами
    В «Теремок» завалились «судари» в самбреро. Их «сударыни» сидят за столиками, заставленными пивом, а «судари» — поют и хлопают. На предложение сотрудников « покушать блинчиков» улыбаются: «Завтра-завтра-матрешка-медведь».
    Третий вечер подряд Никольская похожа на питона — извивается и неспешно ползет в сторону «Лубянки». Вот стайка завернутых в желтые флаги – белозубые испанцы, вот лама – это перу, следом бело-зеленые – Саудовская Аравия. Редкими вкраплениями среди всего этого – триколор.
    Все обнимаются друг с другом, делают селфи и без конца что-то кричат. Во время фотографирования вместо «сы-ы-ыр», кричат текилла. Гости запросто выхватывают девушек из толпы, фотографируются вместе. Обратно девичьи ладошки отпускают не все фанаты – пританцовывая, уводят их за собой в водоворот. Девушки особо не сопротивляются.Вокруг такая атмосфера, что, кажется, что вот так, пританцовывая, этот горячий испанец или перуанец, легко и органично уведет тебя на всю жизнь в страну вечного солнца и лопающихся от сока апельсинов, а не на ночь в хостел на «Бауманской».

    Есть и те, кто прямо из аэропорта. Они стоят с чемоданами вдоль стен и смотрят на всю эту движуху с таким же нетерпением, как мы, прилетев в кашемировом свитере в декабре в Таиланд, ждем заселения в отель и глазеем на постояльцев в сланцах. В какой-то момент они не выдерживают и достают из чемоданов флаги или шарфы.

    Перед Третьяковским проездом стоит вереница белоснежных автобусов, на них табличка «Заказ» и флаг Саудовской Аравии. Вдоль автобусов неспешно ходит пожилая женщина – в рваной и грязной юбке. Завидев пассажиров, моментально неестественно скрючивается, вытаскивает из-за пазухи пластиковый стаканчик и, хромая, протягивает его гостям дрожащей рукой: «салям-алейкум, на хлебушек».

    Фонтан с мячиками
    В ГУМе к чемпионату ввели возможность возврата Taxfree, расставили пластиковые березы, в фонтан накидали футбольных мячей. Часть вывесок продублировали на китайском.

    На «Площади Революции» к золотоносым псам поставили по полицейскому, в кассах подземки цены на билеты теперь высвечиваются на особых мониторах: 10 секунд на русском, 10 секунд на английском. Кто-то шутит, что «на китайском забыли».
    В ларьках вокруг «Лужников» перевели ценники на английский и большинство цен кратны пятидесяти рублям: вода 150 рублей, хот-догов – 250.
    «Чтобы с мелочью не возиться, они же с нашими монетками не знакомы» — поясняют предприимчивые продавцы.

    В общем, город к празднику оказался готов. Мы можем по-разному прожить этот месяц – зачеркивая дни в календаре, ожидая «когда закончится этот ужас», или понимать, что это – часть истории. Но факт в том, что следующий чемпионат в России пройдет, в лучшем случае, лет через сто.

    Поделиться