Киберспорт в вопросах и ответах. Часть вторая

    Фото: Михаил Волков, vk.com/resf
    Елена Скаржинская
    заведующая отделом магистратуры Московской государственной академии физической культуры, преподаватель первой и единственной в России кафедры киберспорта (в РГУФКСМиТ)

    В редакции газеты «Мой район» состоялась Прямая линия с Еленой Скаржинской, заведующей отделом магистратуры Московской государственной академии физической культуры и преподавателем первой и единственной в России кафедры киберспорта (в РГУФКСМиТ), и Александром Горбаченко, президентом Федерации компьютерного спорта города Москвы. Более полутора часов они отвечали на вопросы наших читателей, касающиеся компьютерных игр и киберспорта в целом. Сегодня мы публикуем вторую часть этой беседы.

    Если мой ребенок станет киберспортсменом, чем он сможет заниматься в жизни, когда наиграется?

    Елена Скаржинская: Как и в любом виде спорта, закончив карьеру игрока, он может выйти на тренерскую работу или на ставку преподавателя в системе дополнительного образования. Может найти себя и в смежных специальностях — индустрия киберспорта включает в себя и менеджерскую деятельность, и организаторскую, и довольно обширное медийное пространство. А пока ваш ребенок может посещать открытые занятия нашей кафедры — мы проводим много подобных мероприятий. Там он познакомится с нашими студентами и преподавателями и после общения с ними уже сможет точно решить, насколько ему подходит такая специальность. Да и вы сами приходите — мы открыты для всех.

    Александр Горбаченко
    президент Федерации компьютерного спорта города Москвы

    Племянник играет во все онлайн-игры. Родители ограничивали время, а потом перестали, и он стал обыгрывать в онлайн-шахматы даже взрослых. Стоит ли его готовить к киберспорту?

    Е. С.: Вы мудро поступаете, что в этом возрасте используете именно шахматы. Приводите его к нам на кафедру, мы пообщаемся, проведем определенные замеры — возможно, у вас растет будущий киберчемпион. Если у него выдающиеся счетные способности, то у него большие перспективы в этом спорте — это неотъемлемое качество всех выдающихся игроков. И многие современные киберчемпионы стали таковыми только благодаря своим родителям.

    К слову, у нас киберспорт на кафедре совмещен с кафедрой шахмат. Мы также тесно сотрудничаем с системой дополнительного образования и Департаментом образования Москвы и сможем оказать вашему ребенку помощь в организации, например, какого‑то шахматного турнира или киберспортивной секции у себя в школе.

    Поступить к вам после школы можно? Что нужно сдавать, какие ЕГЭ?

    Е. С.: Мы четвертый год набираем ребят, они сдают ЕГЭ по биологии, математике как непрофильному общему предмету и по рус­скому языку. Плюс они держат наш внутривузовский экзамен, включающий общую физподготовку, функциональную подготовку и специализацию по киберспорту.

    То есть физическая подготовка важна для киберспортсмена?

    Е. С.: Сегодня во всем мире это называется не физическая, а функциональная, т. е. разноплановая подготовка. Она очень важна для серьезных игроков, особенно на крупных турнирах — мы проводили специальные замеры: если организм спортсмена не готов к нагрузкам, то на длинной соревновательной дистанции у него происходят серьезные биохимические изменения — быстро падает концентрация, растет утомляемость… «Физика» не выдерживает, и ее нужно тренировать.

    Функциональная подготовка включает в себя аэробные и анаэробные нагрузки: бег, плавание, игровые виды спорта. Но все эти виды выбираются исходя из индивидуальных особенностей каждого спортсмена. Но в целом за основу тренировок киберигроков у нас берется система подготовки шахматистов — методики сохранения высокой концентрации в условиях гиподинамии были серьезно проработаны еще в советское время.

    А сами шахматисты в кибер­спорт приходят? Или из других видов спорта?

    Александр Горбаченко: Среди топовых кибер­спортсменов много именно тех, у кого серьезные достижения как раз в шахматах.

    Е. С.: А чемпион Европы по шахматам Ян Непомнящий имеет серьезные показатели в Dota-2, мало того, он совладелец кибер­спортивной команды. Еще у нас на кафедре занимаются борцы, которые показывают неплохие результаты в World of Tanks. Разделение на киберспорт и что‑то еще сегодня неправомерно. Игроки живут в реальном мире и могут все совмещать.

    Но зачем такой багаж — и биология, и математика — спортсмену?

    Е. С.: А мы не готовим спортсменов — в России для них не предусмотрено высшее образование, но мы готовим тренеров. Хотя к нам приходят учиться известные спортсмены. Наряду с ними и начинающие игроки, но с большими амбициями. А так как индустрия быстро развивается, то ей потребуются разные специалисты, но с системным видением отрасли, и мы за четыре года эту логику мышления позволяем сформировать.

    Первый выпуск кафедры состоится в этом году, а откуда уже берутся тренеры?

    А. Г.: Часто это закончившие карьеру спортсмены, иногда — менеджеры. В целом тренеры сегодня — это те, кто себя таковыми назвали и стали предлагать услуги на рынке, свои авторские школы. Их востребованность — это вопрос их эффективности. Но в скором времени их сменят люди, получившие соответствующее образование, предлагающие базовые наработки и стандарты. Хотя в спорте высших достижений всегда будут востребованы самородки.

    Самоучке с улицы сложно сегодня попасть в команду?

    Е. С.: Сегодня в России все самоучки. В частности, только недавно прошел кубок губернатора Московской области по Dota-2 и капитан победившей команды, за подготовкой которого я слежу уже три года, исключительно сам себе выстраивает режим и тренировочный график.

    А. Г.: Системы, доказавшей свою эффективность, еще не существует. Пока все пробуют все сами и на себе.

    У киберспортсменов узкая специализация?

    А. Г.: Да, тот, кто играет в Dota, не будет играть в стратегии и тем более в шутеры. Это все равно что стрелка и бобслеиста поменять местами.

    А если игра устареет?

    Е. С.: Специфика киберспорта в том, что игры самообновляются. Но производитель может закрыть игру и спортсмену придется выбирать альтернативу. Но, как правило, производитель не сбрасывает со счетов коммерческую составляющую — именно профессиональные игроки создают игре контент, позволяющий удерживать аудиторию вокруг нее — геймеров и фанатов по всему миру миллионы. Когда шел чемпионат мира по Dota-2, у нас даже на ночь фанаты арендовали кинотеатры, чтобы смотреть трансляцию из Сиэтла.

    А девочки киберспортом занимаются?

    Е. С.: Сегодня у нас на кафедре обучается 61 человек, среди них — две девочки. Одна из них только поступила к нам на первый курс — отличница, золотая медалист­ка и многократная чемпионка мира по современным видам танцев.

    Мой муж много играет. Я не против, но хочу узнать, можно ли его увлечение как‑то монетизировать, чтобы он еще и деньги при этом зарабатывал?

    А. Г.: Во что он играет? ARK Survival Evolved? Эта игра не монетизируется — это время­препровождение в параллельном мире, хороший способ снять стресс, не более. Хотя «черный рынок» есть во всех играх, но это не киберспортивная история.

    Говоря о «черном рынке», вы имеете в виду ставки? А как еще зарабатывают на играх — есть какие‑то схемы, в том числе и обманные?

    А. Г.: В нашей системе проведения состязаний всегда побеждает сильнейший — мы не проводим онлайн-соревнований, турниры проходят очно на открытых площадках, где любые накрутки, читерство (мошенничество с кодами и учетной записью в онлайн-играх — прим. ред.) и подмены невозможны. За всем следят судьи. Хотя и в онлайне соревнования защищаются разработчиками, которые пишут код, который невозможно взломать. И объем читерства сильно снизился за последний год. Что касается букмекерских контор, насколько мне известно, киберспорт вошел в круг их интересов.

    В следующем выпуске мы расскажем о том, почему киберспорт — это не просто модное явление, а перспективное направление, которое сможет решать вопросы подготовки профессионалов во многих отраслях, какое место на международной киберарене занимает Россия, сколько длится карьера киберспортсмена и чем он питается.

    Поделиться