Когда в России заработают интернет-аптеки?

    №17 от 4 мая 2017
    №17 от 4 мая 2017

    Эксперты обсуждают плюсы и минусы закона о дистанционной торговле лекарствами

    Запрет на онлайн-торговлю лекарствами содержится в законе «Об охране здоровья», где определены требования к пунктам торговли лекарствами, а также в Постановлении Правительства №  612 от 27.09.07 «Об утверждении Правил продажи товаров дистанционным способом». При нарушении этих норм ответственность несет торговая организация.

    Позвонить в аптеку и заказать доставку лекарства на дом нельзя. Можно сделать заказ, его сформируют, доставят в нужную вам аптеку, и вы его заберете. Исправить ситуацию должен новый закон. Планируется, что его доработанная версия будет обнародована в октябре 2017 года.

    Плюсы и минусы законопроекта за круглым столом «Моего района» обсуждают эксперты.

    Что планируется? Проект предполагает, что дистанционную торговлю разрешат только аптекам, имеющим лицензию на фармацевтическую деятельность. Это подразумевает, что у аптеки есть обученный персонал и необходимые условия для хранения лекарств. Еще одно спорное нововведение — доставка курьером с фармацевтическим образованием. Объясняется это необходимостью консультировать покупателей. Законодатель хочет таким образом защитить потребителя от контрафакта.

    Екатерина Беляева, директор по коммуникациям ЗАО «Эвалар»;
    Екатерина Беляева, директор по коммуникациям ЗАО «Эвалар»

    Ждем перемен. «Объективно — для рынка этот формат торговли необходим. Сейчас, например, активно развиваются сервисы предзаказов, но есть камни преткновения, — комментирует Екатерина Беляева, директор по коммуникациям компании «Эвалар». — Например, законодатель установил требование доставки лекарства фармацевтом. Объективно, это сильно удорожает онлайн-покупку. Как вариант, это выльется в то, что останется сервис предзаказов, а за дополнительную плату можно будет заказать доставку на дом. Не знаю, как этот вопрос будет решен законодателем. Возможно, осенью мы увидим первые шаги в решении этого вопроса».

    С нетерпением ждут перезапуска дистанционной торговли и в Ассоциации компаний интернет-торговли (АКИТ), она объединяет более сорока крупных игроков — от «Озона» до «Юлмарта», но онлайн-аптек среди членов ассоциации нет, такая торговля в данный момент незаконна.

    Антон Большаков, главный аналитик Ассоциации компаний интернет-торговли;
    Антон Большаков, главный аналитик Ассоциации компаний интернет-торговли

    «Мы полностью поддерживаем дистанционную продажу лекарств. Но эта продажа должна соответствовать правилам безопасности, — поддерживает Антон Большаков, главный аналитик АКИТ. — Также мы за полную гармонизации продаж как в офлайне, так и в онлайне. Дистанционные продажи — это просто еще один канал продаж. И для него работают все те же ограничения, что для офлайн-торговли».

    При этом требование привозить товар курьером с фармобразованием Антон Большаков, в отличие от многих экспертов рынка, не оспаривает.

    «Квалификация курьера не позволяет ему рассказать, что именно он привез, — отмечает Большаков. — Мы неоднократно обсуждали возможность торговать дистанционно. Наша рабочая группа разработала ряд практических предложений по этому вопросу, очень надеемся, что найдем взаимопонимание с законодателем».
    Дистанционная торговля предполагает не только доставку в любой район города, но и в регион, где ассортимент препаратов в аптеках скудный. Вероятно, она будет осуществляться крупными перевозчиками.

    Светлана Афанасьева, директор по продажам службы доставки «СДЭК»
    Светлана Афанасьева, директор по продажам службы доставки «СДЭК»

    «Опыт доставки лекарств у нас был: доставляли для фармацевтического холдинга в Норильск, Якутск, Петропавловск-Камчатский запрещенные к свободной продаже препараты, — отмечает Светлана Афанасьева, директор по продажам службы доставки «СДЭК». — Товар проходил по категории наиболее опасных грузов, доставлялся запечатанным, были сопроводительные документы и сертификаты. Наша задача была — доставить груз до поликлиники, получить подпись главврача. Но мы сейчас доставляем не физическим, а юридическим лицам. А это большая разница. Мы готовы и к работе в розницу с физлицами. Да, это потребует определенного обучения, мы будем прописывать скрипты с алгоритмами работы курьеров, если необходимо — сканировать рецепты. Это потребует времени и сил, но это все решаемо».

    Евгений Гришин, коммерческий директор компании Bringo;
    Евгений Гришин, коммерческий директор компании Bringo

    У директора службы доставки Bringo Евгения Гришина больше всего сомнений вызывает требование фармацевтического образования у курьеров. Пока он видит один вариант — аптеки вынуждены будут брать в штат фармацевтов как курьеров. И этой идее эксперт предрекает скорый крах — небольшой штат не справится с ростом заявок.

    «Мы представляем краудсорсинговый сервис по доставке в Москве и Владивостоке. Он очень схож с моделью «Яндекса» и «Убера». Но в исполнителях не таксисты, а обычные люди, — отметил Евгений Гришин. — Нам интересно получить некие вводные от тех, кто заинтересован в доставке: как это лучше сделать в формате «обычный курьер повез аспирин обычному человеку». Потребность в этой услуге колоссальная».

    Вероятность высокой наценки эксперта пугает меньше всего.

    «Потребитель сам проголосует рублем — нужна ли ему такая доставка. Да, вероятно, за услугу доставки именно фармацевтом придется доплачивать, — отмечает этот экс­перт, — но возможность доставки «здесь и сейчас» должна быть».

    Кому нужна дистанционная торговля. По большому счету, все нововведения имеют одну цель — защиту от подделок. Но именно по этому пункту мнения экспертов расходятся.

    Георгий Лебедев, завкафедрой информационных и интернет-технологий Первого МГМУ им. И. М. Сеченова, руководитель комитета Интернет+медицина ИРИ
    Георгий Лебедев, завкафедрой информационных и интернет-технологий Первого МГМУ им. И. М. Сеченова, руководитель комитета Интернет+медицина ИРИ

    Например, Георгий Лебедев, завкафедрой информационных и интернет-технологий Первого МГМУ им. И. М. Сеченова, руководитель комитета Интернет+медицина Института развития Интернета, считает, что защита от контрафакта базируется на трех информационных китах.

    «Первое — единая информационная база, куда попадает каждый выписанный рецепт, — отмечает экс­перт. — Второе — единый регистр препаратов, находящихся в обороте. В него препарат попадает, когда его перевезли через таможню, нанесли штрих-код. Такое же правило и в отношении производимых в России препаратов. Штрих-кодирование позволяет определить, на какой базе находится препарат или в какую аптеку переехал. Третий реестр — база фармацевтов и курьеров с фармацевтическим образованием, имеющих право перевозки. Когда мы реализуем эти три регистра, проблем с реализацией закона не будет».

    У практиков на этот счет большие сомнения.

    «Система электронных рецептов пока запущена в тестовом режиме лишь в нескольких регионах и далека от повсеместного внедрения. Россия не заканчивается границами мегаполисов, — отмечает Екатерина Беляева. — Безусловно, это очень хорошая инициатива и, если ее реализуют, она решит многие проблемы. Онлайн-аптека должна быть логичным продолжением офлайн-аптеки.

    Правильным видится то, что законодатель рассматривает онлайн-ресурс, торгующий лекарствами, как единое целое с офлайн-аптекой, где аптека будет отвечать лицензией за продажу контрафакта.

    В пользу этого подхода говорят и данные ВОЗ, согласно которым до 50 процентов лекарств, продаваемых через нелегальные онлайн-сервисы, были контрафактными. Не стоит забывать и того, что в 2015 году были приняты и вступили в силу поправки в части ужесточения ответственности за обращение фальсифицированных, контрафактных, недоброкачественных и незарегистрированных лекарственных средств».

    Маленькие уйдут, большие останутся. Участники были единодушны: если закон примут в том виде, в котором он заявлен в проекте, то однозначно лидерами дистанционной торговли станут крупные игроки. Со временем на этом рынке останутся 10‑20 крупных сетей, поскольку только у крупного бизнеса есть ресурсы обеспечить все требования нового закона.

    «Прогнозирую, что будет практиковаться формат онлайн+офлайн. Вариант, когда появится какой‑то крупный фармацевтический игрок, не имеющий представительства в офлайне, живущий по принципу «здесь купил — там продал», мне кажется маловероятным. — отмечает Евгений Гришин. — Гибели классического формата аптеки я не прогнозирую. Но выиграют те, кто вовремя сможет войти в авангард, — у них будут возможности рассчитываться картами, будет короткое плечо доставки и широкий выбор. Они, безусловно, завоюют рынок. Но такие возможности будут в первую очередь у крупных игроков».

     Система электронных рецептов пока запущена в тестовом режиме лишь в нескольких регионах и далека от повсеместного внедрения.

    Поделиться