Контролер электрички высадил тринадцатилетнюю девочку в лесу на безлюдной платформе

    ГЛУШЬ. Прямого автомобильного подъезда к безлюдной платформе на 85-м километре нет. Чтобы забрать девочку, папе пришлось ехать на электричке. Фото: Strator.wikimapia.org
    ГЛУШЬ. Прямого автомобильного подъезда к безлюдной платформе на 85-м километре нет. Чтобы забрать девочку, папе пришлось ехать на электричке. Фото: Strator.wikimapia.org

    Девочка проспала свою станцию, и сотрудник ЦППК был скор на расправу с несовершеннолетним «зайцем».

    Дочь москвички Алены Боченковой, 13‑летняя Юля, с этого лета передвигается по городу самостоятельно. Родители не сразу решились на это, только после того, как неоднократно прошли-проехали с девочкой ее основные маршруты.

    Во вторник Юля пошла в городской лагерь — в ДК ЗИЛ. Но почувствовала, что у нее поднимается температура. Родители, созвонившись с вожатыми лагеря, разрешили дочери поехать домой. Живет семья в Бирюлево, метро в этом районе Москвы нет, девочка добирается домой на электричке, следующей с Павелецкого вокзала. До вокзала девочку проводила подруга, в Бирюлево ее должен был встретить папа.

    ПОДГОТОВКА. Тринадцатилетнюю Юлю родители обучили азам безопасного передвижения по городу, но того, что девочка, возвращаясь в Бирюлево, так неожиданно окажется в Подмосковье, взрослые не ожидали. Фото: Владимир Песня
    ПОДГОТОВКА. Тринадцатилетнюю Юлю родители обучили азам безопасного передвижения по городу, но того, что девочка, возвращаясь в Бирюлево, так неожиданно окажется в Подмосковье, взрослые не ожидали. Фото: Владимир Песня

    В 10:41 поезд выехал с Павелецкого вокзала, родители знали, что их ребенок едет именно этой электричкой. Но на своей станции девочка не вышла. Ее телефон не отвечал. Мама сразу предположила, что Юля заснула.

    Родители начали действовать. Папа поехал на Павелецкий вокзал. Супруги надеялись, что они смогут достучаться до руководства вокзала, те свяжутся с машинистом и кто‑то из поездной бригады найдет по их описанию спящего в поезде ребенка, — в пригородных электричках всегда есть контролеры и представители охраны.

    Алена Боченкова пыталась до­звониться до дочери, сверяясь с расписанием электрички. Когда поезд приближался к станции «85 километр», телефон девочки откликнулся. На деле станцией назвать эту остановку сложно — это пустая платформа в лесу, без кассы и даже без навеса, просто лавочка. На ней останавливаются только электрички, следующие из Москвы. И то не все. В обратном направлении платформы нет.

    «В 12:12 она, сонная, наконец взяла трубку, — вспоминает мама девочки. — Я сразу попросила Юлю не выходить на ближайшей платформе «85-й километр», а выйти через 7 минут на «Жилево», где много обратных электричек. А мой ребенок, наученный с доверием относиться к людям в форме, сказала, что в вагоне кон­тролер, он ее и разбудил. Я попросила ее подойти к кондуктору и объяснить ситуацию. Юля положила трубку».

    Девочка перезвонила через три минуты. Сказала, что ее высадили из электрички. На «85-м километре». Повод — у нее нет билета до этой станции, а есть только до «Бирюлево Товарная». «И высадил ее на кусок бетона в лесу, — негодует Алена Боченкова. — Там нельзя сесть на автобус или такси — их нет. Нельзя купить обратных билетов — там просто нет обратной платформы в Москву. И этот контролер все это знал! И высадил ее вместе с другим безбилетником, пьяным мужиком. Осознанно высадил в лесу тринадцатилетнюю девочку с пьяным мужиком!».

    Узнав об этом, отец девочки, Владимир Песня, рванул на станцию — а это уже Подмосковье. И не очень близкое. Дорога заняла довольно много времени. Все это время девочка находилась на платформе. С пьяным незнакомым мужчиной. К счастью семьи, второй безбилетник был настолько пьян, что просто заснул на лавке. Опять же, к счастью семьи, в этом месте ловил мобильный телефон, хватило зарядки, не шел дождь и папа смог найти девочку.

    Родители не снимают с себя ответственности за то, что отправили ребенка в тот день в лагерь и разрешили вернуться домой самостоятельно. Но и с действиями контролера они не согласны. Формально девочка ехала без билета, но у нее были деньги и на штраф, и на оплату дальнейшего проезда.

    «Я не в курсе действующих инструкций контролеров РЖД. Я не знаю, есть ли у них опция «ош­трафовать», «взять доплату за билет», «отвести одинокого или потерявшегося ребенка в милицию», — отмечает мама девочки, — но я точно знаю, что этот конкретный человек [контролер] из всех вариантов выбрал «осознанно высадить девочку на редко посещаемую платформу».

    Руководство «Центральной пригородной пассажирской компании», к большому удивлению, откликнулось быстро — в день подачи родителями жалобы. Представители компании вели себя максимально корректно и полностью признали вину своего сотрудника.

    «Была оперативно проведена проверка, в результате выявлено несоответствие выполнения кассиром-контролером должностных обязанностей. Такие ситуации недопустимы, — отмечено в официальном ответе от ЦППК. — Компания уделяет пристальное внимание этике общения контролеров с пассажирами, тем более с детьми и подростками, следующими без сопровождения родителей. Действует специальная инструкция, которая прямо запрещает контролерам при любых обстоятельствах высаживать детей из поезда и предписывает оказывать им любую необходимую помощь. В данном случае кассир-контролер не помог девочке в сложной для нее ситуации, что недопустимо».

    Кроме этого, с семьей связался лично и директор по продажам Центральной ППК Сергей Русов. Извинился и пообещал принять меры.

    «Контролер будет привлечен к дисциплинарному взысканию, вплоть до увольнения», — отметил Сергей Русов.

    В результате проверки действий контролера, высадившего девочку на безлюдной платформе, 1500 контролеров ЦППК пройдут дополнительный инструктаж по поводу того, как им действовать в случае нештатных ситуаций, связанных с несовершеннолетними пассажирами, в том числе и безбилетными.

    «Со всем линейным персоналом Центральной пригородной пассажирской компании, а это более 1,5 тысяч человек, будет проведен дополнительный внеплановый инструктаж в связи с данным инцидентом», — заверили в пресс-службе компании.

    Родители девочки реакцией руководства ЦППК удовлетворены.
    «Я не прошу увольнения сотрудника, — отмечает Алена Боченкова. — Я прошу лишь сделать так, чтобы такая ситуация никогда не повторилась с другим ребенком».

    Подростков до 14 лет не штрафуют

    По правилам пассажирских перевозок безбилетную Юлю вообще не имели права штрафовать! И тем более — выгонять из поезда!

    «Акт о безбилетном проезде может быть оформлен на безбилетного гражданина, достигшего возраста 14 лет, — прокомментировали в пресс-службе ЦППК. — У нас действует инструкция, запрещающая высаживать детей из поезда и предписывающая оказывать им любую возможную помощь. Родителям подростков, чьи дети передвигаются на электричках, пожалуй, стоит внести в адресную книгу детского телефона бесплатный номер «горячей линии» компании: +7 (800) 775‑00‑00».

    Как подготовить ребенка

    Детский психолог Екатерина Блюхтерова рекомендует обучить детей, начинающих передвигаться по городу, следующим навыкам:

    При любой ситуации не покидать общественное место!

    «В этой ситуации весь диалог происходил в тамбуре. В таком случае взрослый чувствует свою уверенность и может даже злоупотреблять своей властью, вымещая на беззащитном ребенке какие‑то свои комплексы. Плюс, если не было видеофиксации, это даст повод контролеру как‑то оправдать свои действия».

    Не быть тихими!

    Даже если ребенок формально не прав, надо научить его в случае конфликта или недопонимания с чужими взрослыми вести себя громко.

    «Пусть он вызывает полицию, спрашивает у попутчиков, готовы ли они быть свидетелями. Даже если не прав, даже если «заяц», надо было сказать громко и четко «Выписывайте штраф, вызывайте полицию». Вряд ли контролер стал бы силой выводить девочку из вагона, тянуть ее за руки к выходу. А если бы вдруг стал это делать, то это привлекло бы внимание пассажиров».

    Звонить родителям

    При любой истории психолог рекомендует подросткам набирать номер родителей и включать громкую связь. Это сдержит взрослых участников конфликта от произвола. А родители при этом будут в курсе ситуации и смогут подсказать ребенку, как поступить.

    Поделиться