Корпоративный спорт: чем он так привлекает бизнесменов

    Продвижение. Сегодня триатлон использует все приемы бизнес-продфвижения для роста популярности — от сайтов и специальной литературы до коуч-компаний. Фото: архив Виктора ЖИДКОВА
    Продвижение. Сегодня триатлон использует все приемы бизнес-продфвижения для роста популярности — от сайтов и специальной литературы до коуч-компаний. Фото: архив Виктора ЖИДКОВА

    Корпоративный спорт в России выходит на новый уровень. Нет, не на семиметровую высоту, с которой сигали в горную речку будущие губернаторы — ролик о тренировке российских чиновников попал в Сеть, и об этом не пошутил лишь ленивый. И не на «оскароносную» вершину — в новом фильме Андрея Звягинцева «Нелюбовь» — тоже высмеивается чрезмерная страсть начальника-экстремала, навязывающего подчиненным и рафтинг, и картинг, и горные лыжи с переломами костей в итоге. Теперь же во главе — здоровье подчиненных, а не престиж фирмы или пресловутый тимбилдинг.

    Корпоративные риски. Впрочем, по словам Андрея Гарштя, пиар-менеджера компании «Спорт-Индустрия», это эйчаровское направление наряду с маркетинговым, когда спортивные мероприятия проводят для продвижения бренда, и сегодня востребовано у ряда компаний. Почти у каждого российского банка есть своя футбольная команда.

    Многие фирмы арендуют на выходные залы для сотрудников. И это — «Эмоционально. Много криков. Много травм. Много пива после. И много разговоров в «курилке» в понедельник. Мало только здоровья», — как заметил по поводу такого сорта корпоративных мероприятий «мэтр российского фитнеса» Тимур Беставишвили, гендиректор центра «Evolution — спортивный консалтинг».

    Такого же мнения придерживается и Виктор Жидков, основатель компании David Warden Coaching (DWC): «Любой корпоративный вид спорта дает азарт и тимбилдинг, но не приносит здоровья. Плюс риск травматизма из‑за отсутствия серьезной подготовки. Все эти нагрузки в рваном режиме, не делают человека здоровее. Да и сами участники относятся к этому прохладно».

    226 километров 305 метров составляет полная дистанция триатлона IRONMAN. 42 км 195 метров составляет только беговая часть. А ведь до этого необходимо проплыть 3,86 км и проехать на велосипеде 180,25 км

    Минимизировать такой негатив можно: во‑первых, как советует Андрей Гарштя, включить эти риски в страховку и, во‑вторых, пригласить квалифицированных тренеров: «Для сотрудников компаний не предполагаются нагрузки как у профессиональных спортсменов, поэтому благодаря правильно организованной разминке можно избежать травм».

    Сегодня на рынке множество компаний, специализирующихся как на проведении отдельных корпоративных состязаний, так и разрабатывающих комплексные тренировочные циклы.

    Личный опыт. Председатель правления Веста-Банка Виктор Жидков является айронменом со стажем. Фото: архив Виктора ЖИДКОВА
    Личный опыт. Председатель правления Веста-Банка Виктор Жидков является айронменом со стажем.
    Фото: архив Виктора ЖИДКОВА

    Спорт для железных людей. Самый же востребованный сегодня спорт в бизнес-сообществе — циклический. Это всевозможные марафоны и, в первую очередь, триатлон. Уже не редкость — встретить в офисе солидной фирмы человека в майке Ironman. Такую ни в одном бутике не купить — ее как минимум годом тренировок заслужить можно.

    Популярность этого довольно жесткого, порой изнуряющего спорта, можно объяснить тем, что им занимается ряд успешных бизнесменов — для многих оказались заразительны примеры Алексея Панферова, одного из крупнейших отечественных инвесторов, управляющего партнера фонда New Russia Growth с активами на 500 млн долларов, который, несмотря на удаленную раковую почку, продолжает занимать топовые позиции в рейтинге айронменов. И — Леонида Богуславского, акционера Озона, Яндекса, Biglion, Snapdeal, Delivery Hero и других многомиллиардных компаний, который начал заниматься триатлоном в 62 года.

    Кроме того, как рассказывает Виктор Жидков, «ни один циклический вид спорта не имеет такой грамотной поддержки — от сайтов и специальной литературы до коуч-компаний. Условно говоря, все приемы бизнес-продвижения товара использованы для того, чтобы триатлон приобрел ту популярность, какую он имеет сегодня».

    К слову, пример самого Жидкова показателен — он не только айронмен со стажем, но и председатель правления Веста-Банка. Своим здоровьем занялся после тридцати, когда далеко за центнер вес дал о себе знать одышкой. Записался в фитнес, затем пришел к триатлону, попутно создал не только компанию DWC, но и стал устраивать благотворительные забеги.

    Выгода: По мнению экспертов, корпоративный спорт при правильном к нему подходе повышает производительность труда сотрудников.

    Бег — это еще и нетворкинг. Но все чаще занятия спортом в корпорациях ограничиваются забегами на длинные дистанции. К примеру, сотрудники Московской биржи три года назад сами собрали такую команду: «Летом мы бегаем на набережной в Лужниках, зимой занимаемся в манеже ЦСКА, — рассказывает капитан команды Ольга Величко. — Совместные пробежки — это отличный нетворкинг, они позволяют узнать больше людей из других отделов, да и позанимавшись на одной дорожке, гораздо проще затем понимать друг друга в рабочей обстановке».

    Руководство Биржи пошло навстречу сотрудникам — оплачивает часть расходов, например, найм тренера.

    Подобное сообщество появилось и в «Альфа-банке» — в Телеграм-канале AlfaRun сотрудники ведут отчет о преодоленных дистанциях: «Бег на выносливость помогает в работе — проясняет мозг, повышает концентрацию и эффективность», — говорит менеджер банка Юрий Устинов.

    С другой стороны, международные корпорации давно усвоили, а наши только начинают осознавать, что спорт — это еще и способ перезагрузки сотрудников, повышения их лояльности к фирме-работодателю.

    Неудивительно, что первыми в России появились команды «Кока-Колы», «Данона» и другие. Сегодня они есть и у российских крупных игроков — это Сибур, Роснефть, Сбербанк, Московская биржа. «Эти компании понимают, насколько это выгодно, — резюмирует Жидков. — А наш средний и малый бизнес до этого еще не дорос».

    А Запад уже предлагает новый подход к сотрудникам: компания Johnson & Johnson вкладывает порядка 100 тысяч долларов в спасение топ-менеджмента от профессионального выгорания — теперь к каждому ответственному работнику будет приставлена команда из тренера, диетолога и физиолога. И ведь когда‑то такой формат придет и в наши корпорации.

    Поделиться