Кто спас москвичку из авто, упавшего в Яузу?

    ДТП. Буквально через считаные дни после инцидента Анастасия написала властям письмо с требованием установить в этом месте отбойник. Власти обещали разобраться. Но отбойника тут по-прежнему нет. Ждут новой трагедии? Фото: архив Алексея Морозова и ВКонтакте
    ДТП. Буквально через считаные дни после инцидента Анастасия написала властям письмо с требованием установить в этом месте отбойник. Власти обещали разобраться. Но отбойника тут по-прежнему нет. Ждут новой трагедии? Фото: архив Алексея Морозова и ВКонтакте

    Героиня зимней публикации «Моего района» отрицает, что ее спасителем был Собир Хаспалаев

    Зимой в нашей газете были опубликованы статьи, посвященные Собиру Хаспалаеву. Напомним. 5 декабря телеканалы показали сюжет о машине, упавшей в воду с Костомаровской набережной.

    Красным «Мицубиси» управляла москвичка Анастасия Полякова. К моменту приезда НТВ и ТВЦ ее уже увезли на скорой. Очевидцы рассказали телевизионщикам, что женщину спас мужчина, проезжавший мимо. И указали на Собира. Молодой человек в деталях рассказал, как все случилось. Сюжеты вышли в эфир, спасатель был затитрован как «гражданин Таджикистана».

    Нет ответа: СМИ, писавшие про инцидент, призывали откликнуться таинственного третьего героя. Но он молчит

    Диаспора узнала в герое земляка, по соцсетям пошла волна негодования. «Мой район» также посчитал факт замалчивания подвига несправедливым: если человек совершил подвиг, об этом надо писать без оглядки на национальность. Мы разыскали Собира. Спасенную же им москвичку разыскать на тот момент не удалось. Были данные полицейской сводки: зовут Анастасия, двое детей. На связь с Собиром она не выходила.

    Гражданская супруга Собира дизайнер Елена рассказала нам, что после той истории Собир стал жаловаться на боли в пояснице и коленях. Газета обратилась в ряд клиник с просьбой помочь. Одна из них провела диагностику, подтвердив опасения о переохлаждении. Читатели газеты откликнулись на призыв собрать деньги на лечение, перечислив небольшую сумму на счет Собира.

    После публикации на портале «Православие и мир» к журналистам обратилась семья спасенной. И в деле появился новый поворот. Анастасия обвинила Собира в клевете. Сказав, что настоящий спаситель – москвич Алексей Морозов.

    Семья предоставила фото, где у перевернутой машины находятся двое мужчин – один похож на Алексея, а второй – на Собира. Но самое интересное, что Собир себя во втором мужчине на этом фото не опознает. Анастасия считает, что это кто‑то третий. Со слов Алексея Морозова, увидев упавшую в воду «Мицубиси», он, обвязавшись тросом, спустился в воду.

    В какой‑то момент рядом оказался второй мужчина. Как выглядел напарник, Алексей не помнит, но точно уверен, что тот говорил без акцента. О том, что среди спасателей был и мужчина восточной внешности, и славянин, мужу Анастасии потом рассказал полицейский.

    Алексею нужна была медицинская помощь после переохлаждения, и скорая ее оказала. Куда в это время делся второй мужчина (если допустить, что это был не Собир – прим. ред.), никто не знает. Федеральные СМИ, подхватившие эту информационную волну, публиковали координаты для связи, куда могли бы написать очевидцы или сам герой. Никто на связь не вышел.

    «Этот третий и не найдется, его просто нет!» – уверен Собир.

    Почему Анастасия, видевшая сюжет с Собиром по ТВ, вышла на связь только спустя полтора месяца? Настя объясняет это тем, что была уверена, что видит на экране Алексея Морозова.

    Дав слово обеим сторонам, редакция так и не нашла для себя ответа на вопрос «А кто спасал?». Противоречия и неточности есть в словах Собира. Это можно списать на «трудности перевода» – у Собира удивительная речь. Порой, как в случае самого первого разговора, его русский язык сложно понять. А порой, как в ходе последующих разговоров, он говорит четко и ясно. Есть некоторые неясные для редакции детали в версии Анастасии.

    Загадочный «третий» так и не появился. Запросы в МВД, полицию и МЧС также не добавили ясности – ведомства отмолчались. Алексей Морозов считает что, вероятно, Собир был очевидцем и, находясь на набережной, воспринял происходящее эмоционально, словно участник. Но Собир настаивает: спас Анастасию именно он.

    Славы, кстати, не жаждал – мы вначале даже не сразу уговорили его на интервью. Если бы Собир признал себя на этом фото, картина была бы полной. Но ни он сам, ни Алексей его на снимке не опознают. Почему? Вопрос по-прежнему остается открытым.

    Поделиться