Море, родинки, загар

0
21
views
PressFoto
PressFoto

Лайфхаки от знаменитого дерматолога, которые спасают человеческие жизни

Как мы пакуем отпускной чемодан? Обычно тщательно укладываем самую яркую и красивую одежду, а про тюбик солнцезащитного крема вспоминаем на пляже. И это главная ошибка. В чем опасность, рассказал немецкий доктор медицинских наук Йаэль Адлер, автор бестселлера «Что скрывает кожа».

Недооцененная опасность

В Европе рак кожи (меланома) – следующий по распространенности после рака груди. В Германии каждый год диагностируют больше 20 тысяч новых случаев. Это отголоски моды девяностых: большинство из заболевших тогда проводили на солнцепеке часы, не пользуясь солнцезащитным кремом. Меланома опасна тогда, когда злокачественные клетки пробираются в так называемую мембрану – слой между эпидермисом и дермой.

«При толщине опухоли начиная с 1,5 миллиметров 33 процента заболевших живут не более 10 лет, – отмечает доктор. – Начиная с толщины в четыре миллиметра в течение десяти лет умирает 57 процентов заболевших».

С 2008 года в Германии онко­скрининг кожи законодательно внесен в страховку. И застрахованный обязан раз в год проходить обследование.

Что вызывает рак?

Природный солнечный свет необходим – он регулирует содержание гормона сна, мелатонина. Это антиоксидант, обладающий противораковым эффектом. Но для организма важен баланс мелатонина, вырабатываемого ночью, и серотонина, продуцирующегося днем. Интересный момент – толчок к образованию витамина Дают только лучи типа B (UVB). Лучи типа А (UVA) такой способностью не обладают – а именно эти лучи «поджаривают» нас в солярии.

Так что эффект от похода в солярий – только косметический. Но есть у этих лучей и другое свойство.

«Сегодня достоверно известно, что ультрафиолет типа А вызывает рак, – отмечает господин Адлер. — Лабораторные мыши, подвергшиеся такому облучению, ради этого открытия пожертвовали своими жизнями.

Ранее считалось, что потенциально опасны только лучи типа В – такой протектор был в составе солнцезащитных кремов. Но выяснилось, что этого недостаточно. Очень важно, чтобы на тюбике с кремом помимо UVB фильтра стоял еще и UVA фильтр.

Прятаться, одеваться, мазаться

Оказывается, мы не умеем правильно мазаться. «Мы наносим около миллиграмма крема на квадратный сантиметр кожи вместо необходимых двух», – отмечает Адлер.

Как измерить эти два миллиграмма? У доктора есть интересный эталон – водочные рюмки. Берите с собой такую в отпуск, выдавливайте в нее крем и, пока не вымажете на себя две рюмки, на пляж ни ногой.

Во-вторых, мы неверно оцениваем значение SPF-фактора. Цифра после аббревиатуры показывает, во сколько раз можно увеличить минимальное время пребывания на солнце. Безопасное время без защиты в зависимости от типа кожи варьируется от 10 минут для рыжеволосых обладателей фарфоровой кожи до 60 минут для темнокожих. Другими словами, фильтр SPF10 позволяет рыжеволосой девушке находиться на солнце после нанесения крема не 10, а 100 минут. При условии, что она не зайдет в воду.

В-третьих, мы неверно понимаем значение слова «водостойкий». Такой крем не смывается водой, но и не сохраняет после купания свои свойства. В среднем после воды на коже остается 50 процентов фильтрующих веществ.

Источники: Йаэль Адлер, д. м. н., дерматолог, автор ­книги «Что скрывает кожа» («­Эксмо»).

Поделиться