«Мы идем, как эскадра кораблей»

Сооснователь компании «Ванюшкины Сладости» рассказал, в чем сила семейного клана в ведении бизнеса

Выйдя к зрителям на конференции «Семейный бизнес», сооснователь пензенского торгового дома «Ванюшкины сладости» 33‑летний Павел Кузяков показал аудитории кулак. Не угрожал. Демонстрировал силу и эффективность семейной работы.

– Кулак бьет сильнее, но его не сложишь без пальцев, – пояснил молодой человек. – Дух семьи родители прививали нам с детства. Нам бизнес не передавали по наследству, предприятие изначально создавали вчетвером: мы с братом Николаем и родителями. Сначала был цех сахарного печенья в 50 кв. метров. Первое время работали по 16–17 часов. Мне было 20, брату 19. Уставали сильно. Но умудрялись ходить в кино, учиться, встречаться с девушками.
Семья Кузяковых, несмотря на некоторую патриархальность, не избежала и классического противостояния «отцы и дети».

– Разные поколения и мировоззрения, – признает Павел. – Первые четыре года работали по принципу «делаем все сразу и все вместе». Со временем поняли, что нужны правила. За мамой закрепили производство, за папой снабжение. Начало расти количество производственных площадок. И снова непонимание – кто, за что и как отвечает.

– В итоге создали семейный совет: встречаемся по субботам, обсуждаем проблемы за неделю, – рассказывает Павел.

На семейном совете разработали подобие конституции.

– Мы за свободу каждого, мы уважаем друг друга, мы за спорт, развитие и здоровый образ жизни, не обманываем, не ругаемся матом, – декларирует Павел. – Такие же правила действуют и на предприятии. Запрещаем курить и ругаться матом на территории. А еще у нас есть спортивная команда.

Долго семья пыталась понять, как действовать, если по какому‑то вопросу клан раскололся пополам.

– Каждый из нас по характеру лидер, со своим мнением, опытом, образованием. И каждый хотел делать, как решил, – отмечает Павел. – Сперва было правило: если один сказал «нет», этого достаточно – идею не реализуем. Но появились коалиции: чаще всего брат с мамой против меня с папой.

Коллектив настроения считывал моментально – коалиции обрастали единомышленниками из числа сотрудников.

– Все это мешало развитию, – отмечает Павел. – Брат хотел ресторан. Я новое оборудование. А мама считала, что «надо на этом этапе экономить».

Оценив ситуацию, поняли, что можно поделить управление на четыре сегмента.

– На тот момент было три производственных площадки. Одной управляла мама, второй — брат, третьей — я, – рассказывает Павел. – Мы купили землю, папа стал заниматься зерном и сахарной свеклой для нужд производства. В итоге договорились, что каждый поступает с бюджетом своего потока так, как считает нужным.

И тут выяснилось, что Николаю на его производстве скучно.

МАМА. Наталья Андреевна всегда оставляла за сыновьями право выбора. После очередного бизнес-эксперимента в их юности спрашивала:» Получилось или снова опыт?». Дети это оценили и сделали выбор в пользу семейного дела, оставшись в Пензе. Фото из семейного архива
МАМА. Наталья Андреевна всегда оставляла за сыновьями право выбора. После очередного бизнес-эксперимента в их юности спрашивала:» Получилось или снова опыт?». Дети это оценили и сделали выбор в пользу семейного дела, оставшись в Пензе. Фото из семейного архива

– Брат отличный продажник, а меня торговля, наоборот, не захватывает, – поясняет Павел. – Три площадки объединили в две, сделали отдельный торговый дом, за папой оставили сельское хозяйство. Проекты свыше 500 тысяч евро обсуждаем вместе, до этого порога – каждый выделяет для своего направления нужную сумму сам. На некоторые проекты мы объединяемся.

Например, ресторан мама с братом развивают вдвоем. Сейчас активно инвестировали в птицефабрику, деньги под это брали с разных площадок.

Со временем система устоялась, и у нас нет конфликтов. Мы как корабли одной эскадры – идем рядом в нужном направлении, но каждый сам по себе. Плюс мы анализируем, чей метод оказывается эффективнее, и масштабируем его на другое производство, предварительно обсудив каждый случай на субботнем совете. Да, у нас в семье есть конкуренция. Но она здоровая. Без разделения обязанностей никак нельзя. Иначе это приводит к сваре и выяснению, кто где не доработал.
Вовлечены в семейный бизнес и жены братьев. А также их мамы.

– Моя жена исполнительный директор на одной из площадок, плюс у нее свое производство тортов, оно ей приносит 200–230 тысяч в месяц, ей хватает на личные расходы, — отмечает Павел. – Жена брата – шеф-повар в ресторане. Тещи отвечают за внуков, давая нам свободу. И это большой вклад в дело.

Третье поколение

У братьев Кузяковых подрастают свои дети: по двое у каждого. Передадут ли Николай и Павел им свой бизнес?

– У меня дочь и сын, им 7 и 8 лет, Пока у нас нет такой задачи — передать фабрику детям, – рассказывает Павел. – Но мы воспитываем ребят в духе предпринимательства. У нас есть свои огороды, летом выращиваем овощи и едем на рынок, ребята реально продают то, что вырастили. Ддля них это игра. Нам не стыдно встать за прилавок и поиграть, так дети понимают движение денег, – рассказывает молодой папа про свои бизнес-приемы. – Про фабрику рассказываем, что там все точно так же, только «денежек больше». Несмотря на возраст, дети работают на производстве руками – собирают коробки, клеят стикеры. У нас мало выходных, в субботу мы практически всегда работаем и берем детей на производство – они видят бизнес изнутри.

Принцип семейных советов Кузяковы перенесли и на детей.

– Мы ставим перед ребятами цели и потом обсуждаем, что получилось, а что нет, – отмечает Павел. – Сын мечтает о карьере архитектора. Я это поддерживаю. Во время наших поездок в Дубаи или Сингапур он снимает видео про высокие дома, а потом ищет информацию про эти небоскребы. Мы покупаем специальные книги, он потом проектирует различные башни – с поправкой на возраст, разумеется.

У меня есть книга про Трампа, в ней большая глава про то, что Трамп проектировал дома. Сын этим загорелся и какое‑то время просил называть его Владислав Трамп. Дочь увлекается рисованием и фигурным катанием. Если честно, пока я ребят наследниками своего дела не вижу. И я стремлюсь развивать их таланты. Не захотят встать во главе компании – не страшно. Пусть лучше сын станет счастливым дизайнерм, чем несчастным промышленником.

«Ванюшкины сладости» в цифрах:

1, 3 миллиарда рублей – оборот компании в 2018 году

600 человек – штат сотрудников

Основной вид деятельности – производство кондитерских изделий, у компании две производственные площадки в Пензе общей площадью 15 тысяч квадратных метров

2 тысячи гектаров земли для производства пшеницы и сахарной свеклы для давальческого сахара

Строится птицеферма, в день фабрике требуется 75 тысяч яиц

Есть ресторан площадью 1400 квадратных метров

На ковер к Путину

Семейное производство Кузяевых получило гран-при всероссийской премии «Немалый бизнес», победители которой попали на прием к президенту Владимиру Путину.

После церемонии победителей попросили не расходится. «На ковер к Путину поедете» – пошутил кто‑то из организаторов. Николай поблагодарил президента за возможность беспрепятственной торговли в рамках таможенного союза. А еще у семьи есть планы по выходу на китайский рынок. Но возникли неожиданные сложности.

– От нас требуют продукцию с увеличенным сроком хранения, а это невозможно без добавления консервантов, чего не предполагает наша технология, – отметил Кузяев.

– Преподносите натуральность состава как свое конкурентное преимущество, – посоветовал предпринимателю Путин.

Поделиться