Мы прозрачная организация, которая защищает бизнес

— Можно лирический вопрос? Вы много лет проработали в сфере политики. Сейчас возглавили Московскую торгово-промышленную палату. Где больше страстей — в политике или бизнесе?
 
— Как завкафедрой политологии могу сказать, что политика — это все, что нас окружает. Вы тоже в политике. И то, чем я сейчас занимаюсь, — интересное политическое направление. Мы застали плановую экономику, где было все ясно, потом пережили ее разрушение, потом переход к рынку. Застали спор разных позиций — от «рынок сам все отрегулирует» до «вначале надо все‑таки рынок создать, чтобы было что регулировать».
 
Возьмем такси. Никто ничего не регулировал, раздали машины, разогнали таксопарки и стали ждать, когда само все наладится. А рынок в 90-ые взял все и отрегулировал: многомиллиардный оборот в тени, государство ничего не получает. Вообще, государство не имеет права не вмешиваться в экономику. Есть антимонопольное законодательство. Есть общественные организации, созданные государством и поддерживающие бизнес. 
 
— Государство создает общественные организации?
 
— Оно дает возможности создавать их. Как институты. Все кивают на Германию, Францию, там все правильно устроено. Господи, вернитесь в Россию до 17 года. Купечество и бизнес играли огромнейшую роль в организации жизни в городе.
 
Внедряли самые новые технологии. На месте беспорядочно расположенных боен, потенциального источника заразы, в огромном городе было весьма аккуратно построено производство по самым современным на то время технологиям (нынешний Микояновский мясокомбинат). А целый медицинс­кий комплекс на Девичьем Поле? От тех построек до сих пор остались Первый мединститут и клиники.
 
Нигде в Европе ничего подобного не существовало. Торгово-промышленная палата была учреждена в феврале 1917‑го и существует до сих пор.  Я в МГД, может, и не вдавался в детали, но вся работа Думы была направлена на то, чтобы создать условия для развития бизнеса. Потому что деньги на город ниоткуда не сваливаются, они зарабатываются.
 
— Ага, попробуйте это рассказать кому‑то из провинции. Я недавно в поезде общался с дамой из Печор, так она мне все о любви к Москве рассказала!
 
— Москву не любят, но все хотят в ней жить. Не везде условия, как в Москве. Есть примеры регионов вроде Татарстана, Калужской области, откуда в Москву не бегут. В СМИ сложилась иллюзорная картина, что в столице на каждом углу бочка с долларами, подходи и черпай. Ошибочная картина. Москва работает. Да, есть своя специфика, не мы ее создавали. Ленинград и Москва всегда были две витрины СССР, куда возили иностранцев, поддерживался определенный уровень снабжения, в ущерб другим регионам. Но давно уже Москва не снабжается по какой‑то определенной категории. Она зарабатывает. Я осознанно пошел работать в палату. Интереснейшее направление, работа на москвичей, на результат. 
 
 
— Если отмотать немного назад, есть ли какие‑то решения, о которых вы сегодня жалеете?
 
— Есть некоторые решения властей, которые не очень популярны. Но чем быстрее они приносят положительный результат, тем легче воспринимаются. Платные парковки популярны? Как раньше было удобно — приехал в центр, бросил машину и ушел на весь день. Вольница закончена, по центру можно проехать. Но парковка это одна тридцатая от тех усилий, которые предпринимают власти для того, чтобы сделать Москву удобней.
 
Во время кризиса 2008 года мы руководствовались мыслью: зачем по федеральному закону давать право выкупа площади до 300 метров малому бизнесу, какой же он малый, если способен выкупить 300 метров в Москве? Мы тогда уменьшили плату, потеряли пять миллиардов дохода бюджета, но уменьшили. А вот сейчас уже совершенно иной подход: увеличили эту площадь до 500 метров, лишь бы был результат. Так что о пользе принятых норм нужно судить только тогда, когда они заработают. По крайней мере я и сегодня могу объяснить позицию по каждому своему голосованию.
 
— Есть версия, что большинство работ делается специально к 2018 году, к Чемпионату. Есть ли программа для участия бизнеса в организации ЧМ?
 
— Есть несколько программ, посвященных этому вопросу. Они касаются и транспорта, и такси, и использования первых этажей в качестве магазинов сувениров, кафе, ресторанчиков. Бизнесу даются льготы на все это. Процесс идет и без Чемпионата. За пять лет количество такси увеличилось с 5 до 70 тысяч. Я не знаю аналогичных примеров. А всего лишь произошло изменение федерального законодательства, что позволило Москве навести порядок. Мы активно внедряем патенты, сейчас около 80 профессий имеют право на работу с ними.
 
Деньги выходят из тени. И все это не для 18‑го года, это постоянная работа. Исполнительная власть слушает и депутатов, и бизнес, где‑то уступает, где‑то стоит на своем. Нас слышат, мы в постоянном общении. Я больше скажу. Должностным лицам самим интересно приходить и общаться. В том числе и на нашей площадке в палате. Прямой диалог снимает очень большую напряженность.
 
 
— Вы говорили, что осенью будут патенты на Интернет-торговлю…
 
— Рассматривается вопрос. Он и сложный, и простой. С одной стороны поди отыщи предпринимателя в Интернете, с другой стороны — вся торговля на виду, ее не спрячешь. Все это необходимо перевести в законное русло. В том числе и с помощью патентов. Здесь крайне важно поступательное движение вперед, велик риск ошибки. 
 
— Трансляция сигнала снизу наверх — это одна из ваших бизнес-услуг. А какие еще услуги палаты востребованы?
 
— Мы ведем реестр надежных парт­неров, поиск и проверку контрагентов, выставочную и внешнеэкономическую деятельность. Осуществляем визовую поддержку, экспертное сопровождение. У нас работает очень хорошая экспертная компания «Мосэкспертиза». Бизнес-образование — одна из важных задач. 
 
— Насколько вы следите за высокими технологиями?
 
— Я не очень люблю модные темы. Мы стараемся помогать всем направлениям бизнеса, собираем людей, консультируемся. Знаете, торгово-промышленная палата — это лоббистская организация при отсутствии закона о лоббизме. К сожалению, его нет. И роль лоббистов часто криминализуется. До 50 процентов денег, выделяемых бизнесом «на решение вопросов», не идут дальше карманов посредников. Я считаю, что должен быть закон о лоббизме, который высветлит затемненную сторону. Мы прозрачная организация, по‑честному защищающая интересы бизнеса.
 

Для справки

Владимир Михайлович Платонов
 
Родился 24 декабря 1954 года в Москве. После школы три года работал на заводе им. Хруничева и учился на вечернем отделении в МАТИ, затем служил в армии.
 
Окончил факультет экономики и права Университета дружбы народов им. Патриса Лумумбы по специальности «Правоведение».
 
В 1983‑1991 гг. работал в прокуратуре, прошел путь от стажера до зампрокурора района.
 
Депутат МГД всех шести созывов. С июля 1994 года по сентябрь 2014 года — Председатель Мосгордумы.
 
С мая 2016 года — президент Московской торгово-промышлнной палаты.
 
Профессор, кандидат юридических наук.

 

Поделиться