Нашим вином заинтересовались и самые обычные покупатели, и снобы

    Как готовится гид. Дегустация вин проходит сначала на производстве. Потом те же вина Артур берет в магазине и снова дегустирует, чтобы исключить обман или ошибку. Фото: Игорь и Ольга Улько
    Как готовится гид. Дегустация вин проходит сначала на производстве. Потом те же вина Артур берет в магазине и снова дегустирует, чтобы исключить обман или ошибку. Фото: Игорь и Ольга Улько

    Автор Гида по отечественным винам Артур Саркисян рассказывает, что происходит сегодня в этой отрасли

    События в мире российского вина то несутся с огромной скоростью, сменяя друг друга, то останавливаются и, кажется, их нет совсем. Это очень похоже на процесс рождения вина. Вот виноградное сусло бродит, бурлит, а вот уже успокаивается и зреет вино. И настоящий винодел точно знает, что с ним будет через год, два, десять лет.

    Знает об этом и человек, у которого я беру интервью, мой хороший товарищ, глава Союза сомелье и экспертов России Артур Саркисян. Он же создатель авторского Гида по российским винам – настольного издания для всех, кто хочет познать мир отечественного виноделия.

    Артур — винный критик, дегустатор, человек наблюдательный и довольно неудобный для тех, кто пытается халтурить. Его основная задача заключается в том, что в издание попали только вина, потеницально способные заработать серебрянную медаль на любом престижном конкурсе. И накануне старта работ по подготовке Гида-2018/19 было интересно поговорить о тех переменах, которые происходят на рынке виноделия. Интервью, кстати, получилось далеко не парадным.

    ГИД 2018. С каждым годом меняется даже сам формат презентации Гида. Если сначала это было событием для винных гиков, то сегодня Гранд-Салон, где презентуют издание, стал довольно массовым ­событием — как для специалистов, так и для простых любителей вина.
    ГИД 2018. С каждым годом меняется даже сам формат презентации Гида. Если сначала это было событием для винных гиков, то сегодня Гранд-Салон, где презентуют издание, стал довольно массовым ­событием — как для специалистов, так и для простых любителей вина.

    Артур, чего ты ожидаешь от нового сезона и соответственно — как изменится твой гид в этом году?

    — В первую очередь, конечно же, хочется побольше хорошего отечественного вина во время моих поездок по стране. Его, безусловно, становится все больше, что не может не радовать. Происходит это в том числе и потому, что к выпуску вина как к процессу начинают подходить все более осознанно. Я знаю, что в  этом году закроется несколько виноделен. Не то чтобы закроются — их перепродадут. Они попадут к более рукастым хозяевам, которые смогут делать более качественный продукт.

    Рукастые или более денежные, с более четким представлением об экономике процесса?

    — Дело не столько в экономике. Вопрос в понимании вина как такового. На некоторых предприятиях находятся люди, которые были там и в советское время. И они остались на том же уровне. Этот год будет очень переломным. Придут новые инвесторы. И они не просто принесут деньги, чтобы закрыть дыры, а практически полностью поменяют всю структуру производства.

    Привлекут новых виноделов. Это похоже на то, что происходит на «Золотой балке», где делают очень качественные игристые вина. Теперь там будт производить прекрасные сухие вина. Там уже работает Олег Репин (крымский винодел, известный своими великолепными авторскими винами – Прим. ред.).

    Я уверен, что он сделает прекрасный продукт, которого сейчас предприятию очень не хватает. Они много инвестируют, вкладывают. И это радует, рынок на месте не стоит. За виноделием России большое будущее. Я каждый год об этом говорю. И не просто говорю, а верю в это. И реальность мои слова только подтверждает.

     В декабре планируем устроить Неделю российского вина. Мы хотим сделать акцент на том, что российское вино существует. И  оно взрослеет, вокруг него очень много интересного происходит»,  — Артур САРКИСЯН

    Знаешь, какую интересную штуку заметил. Зашел в «Пятерочку», а там полноценная винная полка. И я вдруг обнаружил там приличные российские вина, которые пару лет назад можно было найти только в бутиках. Сейчас похожая ситуация и в других магазинах. Все вдруг осознали, что вино – очень интересный продукт для массовой аудитории.

    — Это и так, и не так. Полки меняются, но, к сожалению, у многих ритейлеров пока не хватает профессионалов по этой категории. Они есть в вино-торговых компаниях, которые пытаются донести до закупщиков, категорийных менеджеров, какие линейки лучше поставить. Но с другой стороны и к некоторым российским производителям есть претензии.

    Когда в 2014 году начался бум российского вина, те, кто погнались за объемом, сильно себя дискредитировали. И до сих пор я вижу, как сделав шаг вперед, какая-нибудь винодельня делает два назад. Появилась хорошая линейка – потом исчезла, а кардинально ничего не меняется.

    Есть и фактор нечестности некоторых производителей. Союз сомелье и экспертов России планирует выступить с письмом в поддержку требования размещать на этикетке информацию о производстве из импортного виноматериала. Я не вижу никаких проблем в этом.

    Да, не хватает собственного сырья, вынуждены делать вина из балка — ну тогда не обманывайте потребителя. В его представлении российское вино — это все, что продается с российской этикеткой. Нужно четко отделить настоящее российское вино от импортного.

    Можно не писать страну происхождения виноматериала — в свое время в этом было отказано. Не всегда знаешь, откуда приходит балк — из ЮАР, Уругвая или еще откуда‑то. Все перемешано. Но нет проблем написать, что он импортный. Это будет честно по отношению к потребителю и к производителю. Тому, который делает вина из собственного винограда.

    На самом деле, эта надпись не так и страшна. Часть потребителей еще и предпочтет импортное.

    — Да в том‑то и дело! Стабилизировалась валюта и потребитель стал снова обращать внимание на импортные вина. Его надо за-во-е-вы-вать! И если чуть раньше была волна патриотизма, то сегодня она ушла. Очень часто видя надпись «российское вино», потребитель отказывается от покупки. Потому что не ожидает ничего хорошего. И он прав, потому что большая часть вин — очень некачественные.

    Факт: Первый Гид по российским винам в 2010 году имел тираж 1000 штук. Гид этого года печатается тиражом 12000.

    Как будет вести себя власть по отношению к виноделам? Там что‑то меняется?

    — Я думаю, что в ближайшее время однозначно будет принят закон о вине. Тема назрела. Речь не только о налогах, но и о возможности зарабатывать на винном туризме.

    Будущий закон даст возможность развиваться виноделию гораздо активнее. К сожалению, не так, как это происходит в других странах. Как, например, в той же Армении, в которой правительство дало полный карт-бланш производителям.

    Я абсолютно согласен, что нужно тотально контролировать процесс продажи вина, пусть остается тот же ЕГАИС, от него уже никуда не денешься. Но чиновник Росалкогольрегулирования из Москвы не может запрещать производителю выпускать вино на основании только того, что у предприятия нет будки охранника. Эта будка не имеет отношения к производству от слова совсем.

    План: В ближайщее время Артур Саркисян намерен выпустить Энциклопедию российских вин.

    Радуют планы Минсельхоза и Минпромторга. Очень поможет делу фестиваль, программа которого сейчас прорабатывается. В крупных городах планируется череда мероприятий, мастер-классы и другие ивенты.

    В декабре мы планируем устроить Неделю российского вина, чтобы зарядить позитивом участников. Все события будут строиться вокруг презентации Гида, мастер-классов для профессионалов и гостей, вручения премий виноделам. Мы хотим сделать акцент на том, что российское вино существует. И не просто существует — оно взрослеет, вокруг него очень много интересного происходит.

    Когда я читаю про то, как продвигают виноделие в Молдавии и Грузии, зависть берет. Они очень креативно это делают, настоящий фан. Мне кажется, у нас пытаются двигаться в том же направлении.

    — Да, все очень хорошо развивается. К сожалению, медленно, но быстрее пока не получается. Резкие повороты тоже не нужны. Правительство обратило внимание на виноделие — уже хорошо.

    Профессионалы ресторанной отрасли тоже им заинтересовались и в ближайшее время будет много новых форматов взаимодействия с российским вином. Появляются новые производители, оживают старые — вспомним «Мысхако» (легендарная винодельня под Новороссийском, которую довели до банкротства, но сейчас активно возрождают новые владельцы — Прим. ред.), продукцию которого мы увидим в этом году.

    Стабилизировалась валюта и покупатель стал снова обращать внимание на импортные вина. И если чуть раньше была волна патриотизма, то сегодня она ушла. Потребителя надо за-во-е-вы-вать!

    Раньше у тебя часто звучала претензия к коллегам, которые не интересуются российским вином. Сомелье, винные критики, винные снобы… В этой среде что-то меняется?

    — Если раньше считалось дурным тоном говорить о российском вине, то сегодня считается дурным тоном не говорить о нем. Говорят все — на бытовом и официальном уровнях. Проходит большое количество мероприятий, дегустаций.

    Осталось какое‑то количество людей, которые не доверяют российскому вину, не делая попытки познакомиться с ним. Но, знаешь, если человек не умеет общаться с компьютером, он не будет с ним общаться. У кого‑то, может быть, до сих пор кнопочный телефон. Пока у человека все в жизни хорошо, он ничего менять не хочет.

    Как только жизнь дает ему пинком под зад, он приходит в новый ресторан, а ему владельцы говорят: российское вино надо поставить обязательно. И человек судорожно начинает искать информацию, звонит мне по поводу Гида, начинает ходить с ним в обнимку. Книга, кстати, стала хорошо продаваться.

    В этом году ты планируешь двенадцатитысячный тираж?

    — Да. А нынешний тираж разойдется, думаю, к июню. Такого никогда не было. Скорее всего, будем допечатывать. Презентация следующего гида в декабре, а потребность в нем высокая.

    Поездки для создания Гида нач­нутся в апреле и продолжатся до осени. Команда Артура объедет всю Кубань, Ростовскую область, Крым. Заглянут на Ставрополье, там тоже появилось кое-что интересное для них.

    Какие еще прогнозы на этот год?

    — Этот год решающий, потому что сейчас закладывается много такого, что сработает в 2019‑2020‑х годах. Кто‑то закладывает виноградники. Кто‑то меняет виноделов. Посмотрите, в этой среде появились популярные личности, которых знает весь рынок — это позитивный процесс.

    Мне кажется, виноделы перестают рассматривать себя как производителей монопродукта. Они чувствуют себя участниками эногастрономического шоу. До виноделен докатилась волна агротуризма.

    — Абсолютно точно. Если говорить о прогнозах, то в этом году ожидается увеличение количества туристов по винному направлению. Абрау-Дюрсо строит огромный гостиничный комплекс на берегу озера. Южные регионы осознали прелесть гастротуризма.

    Людям скучно просто так валяться на песке. Когда есть возможности пойти на дегустацию, попробовать новые вкусы, они с удовольствием этим занимаются. Мне еще очень хочется, чтобы в этом году как можно больше наших маленьких производителей стали официальными. И чтобы это не было очень проблемно для них. У нас стало бы гораздо больше виноделен. Надо дать им возможность работать. Тогда и цены пойдут вниз.

    Первые поездки для создания Гида будут в апреле. Сдаем книгу в печать в октябре. Объедем всю Кубань, Ростовскую область. Впервые хотим заглянуть на Ставрополье, там тоже появилось кое-что интересное. Есть несколько новых виноделен в Крыму. Многие сейчас покупают там виноградники, в том числе и извест­ные люди.

    Ещё больше читайте о вине на нашем канале «Вино и люди» t.me/nevvino

    Поделиться