Научпоп на добровольных началах

0
591
views
Илья Абилов, основатель студии переводов Vert Dider

Основатель студии переводов Vert Dider Илья Абилов рассказал, как живет волонтерский проект, производящий огромное количество переводов научного видео

Создатель студии переводов и озвучки научно-популярных видео Vert Dider 27-летний Илья Абилов признается, что сам является гуманитарием, и к науке не имеет никакого отношения. Это, впрочем, не помешало ему создать целую сеть проектов по популяризации науки и успешно развивать это направление вот уже девять лет.

На канале Vert Dider зрители находят научные диспуты между биологами и астрофизиками, короткие ролики с ответами на неожиданные научные вопросы, стэнфордские лекции – например, по биологии поведения человека от легендарного Роберта Сапольски.

В комментариях люди пишут, что с нетерпением ждут продолжения – ну когда же, когда же выйдет следующая лекция? Люди готовы платить за ускорение процесса. Кто-то из школьников написал, что сэкономил на завтраках и перевел 71 рубль, пока что больше нет.

Вокруг Vert Dider кипит жизнь. Если совсем недавно студия переводила минут 15 научного видео в месяц, то сейчас — 5 часов!

Илья побывал в редакции «Моего района» и рассказал о том, как существует крупнейшая студия переводов научпопа, почему так важна популяризация науки и что не так с этим направлением в России.

Как все начиналось. Лет 9 назад я создал группу в ВКонтакте, агрегировал контент – научные новости и статьи. Пришли люди, которые начали помогать, и хобби стало превращаться во что-то оформленное.

Где-то в 2008 году появился первый проект – Словарь скептика: это перевод материалов с зарубежного сайта skepdic.com, на котором собирают лженаучные концепции. Я нашел переводчиков, мы сделали сайт, сейчас на нем уже около 500 переведенных статей.

Однажды я увидел на YouTube какую-то из лекций TED с плохими субтитрами, подправил их, сделал канал и назвал его Vert Dider. Загрузил. Через неделю у видео было 500 просмотров – стало понятно, что интерес есть.

После этого я познакомился с Сашей Качкиным из студии Rumble, которая начала озвучивать видео. Сначала я ему платил 400 рублей за озвучку 10 минут ролика, потом мы с ним подружились. Он стал озвучивать бесплатно – так у Vert Dider появился первый диктор.

Когда нас собралось 6-7 человек, стало понятно, что некорректно себя позиционировать как канал одного человека, было решено учредить студию.

Сейчас Vert Dider – это почти 100 человек: около 30 дикторов, 40-50 переводчиков, 15 редакторов. Работает студия по принципу конвейера: сначала составляется транскрипция на английском, потом делается перевод и редактура, после этого – научная редактура (у студии есть ученые, которые вычитывают текст по специальности), и в конце концов — озвучка.

Студия – волонтерский проект, над которым работают люди со всех концов света; на этой деятельности они не зарабатывают, у всех есть постоянные работы, а переводом и озвучкой они занимаются в свободное время.

Чем отличается перевод сериала и перевод научной лекции? Во-первых, затратами по времени. Часовую серию сериала можно перевести за пару часов: научное видео такого же хронометража, при всем желании, мы перевести не можем за такое же количество времени. Очень много сложных терминов, которые требуют углубленного изучения и уточнения.

В среднем за день переводчик делает 10-15 минут видео. Самая трудная часть – редакторы стараются уложить перевод так, чтобы диктор попадал хотя бы в начало и конец фразы оригинала. Зрителю некомфортно смотреть на видео, которое рассинхронизировано с текстом.

Кто смотрит? 90 процентов аудитории Vert Dider – в возрасте от 18 до 35 лет. К сожалению, в основном это молодые мужчины (около 70 процентов аудитории). Мы стараемся бороться с проявлениями социальных стереотипов – в частности, с сексизмом: переводим ролики, социальную рекламу. Например, мы переводили рекламу Verizon о том, что общественные стереотипы препятствует вовлечению женщин в технические специальности, после этого произошел прирост женской аудитории.

Не переводами едиными. Два года назад я понял, что мне неинтересно переводить контент, что я хочу создавать свой. Мои амбиции растут, мои знания растут, хочется применять их на практике. Из этого желания появился канал Sci-One, на котором размещаются ролики собственного производства.

Я привлек своего друга Стаса Никольского, познакомился с ребятами из Mail.Ru, они выделили нам целый этаж, мы там снимали ролики целый год. Сейчас их у нас уже около 200, у некоторых по нескольку миллионов просмотров.

Потом появились лекторий Set-Up, в рамках которого выступают российские ученые и рассказывают о своих достижениях, и премия Гарри Гудини, на которой экстрасенсы могут попробовать доказать свои паранормальные способности, получив за подтвержденные способности миллион рублей. Миллион мы не можем отдать уже три года. Впрочем, премия Джеймса Рэнди, по принципу которого основана наша, не находит хозяина уже 40 лет.

Монетизация. Студия работает на волонтерской основе. Меньше года назад мы запустили программу поддержки переводов: одну минуту видео оценили в 300 рублей. В эту сумму входит 120 рублей за работу переводчиков, 60 – редакторов, 80 – озвучка, монтаж обходится в 20-40 рублей за минуту.

Для сравнения, минута коммерческого перевода на рынке стоит около 1200 рублей. При этом мы не монетизируем контент – не вставляем туда рекламу – и разрешаем его свободно распространять. Жертвует деньги меньше 5 процентов нашей аудитории.

Лекторий – некоммерческий проект, но к нему привлекаются спонсоры для печати пресс-волов, монтажа видео и проч. Sci-One существует тоже за счет условного меценатства: мой друг Стас Никольский поддерживает проект финансово, но сам проект ничего не зарабатывает. Конкретно с ним у нас цель поставить проект на самоокупаемость, чтобы содержать редакцию: никакой задачи зарабатывать деньги нет, но нет и желания деньги просить.

Без помощи сверху. С госструктурами мы не сотрудничаем потому, что они все портят. Я стараюсь держаться как можно подальше – главное, чтобы не мешали.

Зачем нужна популяризация науки? С моей точки зрения, есть три плоскости: популяризация науки, просветительство и образование.

Популяризация – это создание мотивации, просветительство – удовлетворение несистемного запроса на информацию, а образование – это получение системных знаний. На Coursera (образовательная платформа в интернете – Прим. ред.) до конца проходят курсы лишь 1 процент пользователей; это свидетельствует о том, что у них недостаточно мотивации. И эту мотивацию необходимо создавать. Мы создаем первичную мотивацию – без нее сложно что-то сделать. Наш контент – про создание интереса.

Популяризация науки в России. Популяризация науки делится на две части: фундаментальная, которая рисует картину мира для обычных людей, и исследовательская.

В США, например, популяризация достижений включена в грант исследования. Европейское космическое агентство запускало аппарат на комету Чурюмова-Герасименко. Помимо самого запуска они сделали большую медийную компанию: ролики и даже мини-фильм с участием актеров из «Игры престолов». Они оправдывали то, зачем это сделали: люди должны понимать, на что пошли деньги налогоплательщиков и зачем это нужно знать.

Решаются какие-то фундаментальные вопросы, но по пути к решению появляются новые технологии. Даже если цель не прикладная, по пути к ней создаются какие-то новые технологии, которые улучшают нашу жизнь.

В России, например, есть отличные спутники «Электрон-М». Но заходишь на их сайт – и у тебя просто текут слезы. Этот сайт вообще появился только потому, что внутри исследовательской группы есть люди, которые захотели его сделать, а денег на него никто не давал.

Чего не хватает? В первую очередь – запроса от рынка. Есть некие компании, создающие сложные и наукоемкие продукты, непонятные большинству. И чтобы человек захотел этим пользоваться, ему надо объяснять, как это работает.

Запрос от рынка приведет на накачивание рынка деньгами, что приведет к появлению излишков, которые, скорее всего, будут пускаться на какую-то общую популяризацию.

Миссия. Неплохо быть атеистом, верующим, вегетарианцем или кем-то еще, но важно, как человек обрабатывает входящую информацию. Если у него есть критическое мышление и он понимает, как работает наука, качество жизни сильно вырастает.

Качество решений человека зависит от того, какими инструментами они пользуются. Тогда люди, решая, делать ребенку прививку, читают не форумы, а изучают нормальные источники и понимают, насколько прививка важна, делают ее, и тем самым, спасают ребенку жизнь.

Обратная связь. Я довольно часто сталкиваюсь с нашим контентом. Два года назад ехал в метро, рядом сидел человек и смотрел наш ролик – мне захотелось его обнять. Захожу в инстаграм: у знакомой на медицинской кафедре показывают наш ролик. Круто, что мы чем-то помогаем. Часто пишут из школ, университетов и спрашивают, можно ли показывать наши ролики на внутреннем телевидении – мы всем разрешаем. Ведь мы для того это и делаем, чтобы это получало максимальное распространение.

Мы не можем посчитать свою эффективность – меняем ли мы чье-то отношение к чему-либо. Но обратная связь поступает: за эти восемь лет я могу вспомнить сотни случаев, когда люди благодарили нас за нашу деятельность, говоря, что она изменила их образ жизни.

Поделиться