От Садко до Битлз

    Культуролог Дмитрий Парамонов стал гусляром и обучает игре на древнем инструменте всех желающих

    Гусли. Большинство современных людей воспринимает их как нечто давно ушедшее, но усилиями энтузиастов жизнь этого древнего инструмента продолжается и интерес к нему постепенно снова возвращается.

    Звонок из монастыря

    Дмитрий Парамонов открыл для себя гусли в начале 2000‑х. Тогда выпускник Омского педуниверситета работал в областном центре традиционной русской культуры, ездил в фольклорно-этнографические экспедиции по Сибири и играл в рок-группе. «Основой нашего репертуара был музыкальный материал, полученный в экспедициях. Мы делали его аранжировку в современных стилях, в том числе и в «металлической» обработке, – рассказывает он. – И было совершенно невозможно не встретиться с гуслями и не влюбиться в их волшебное звучание.

    После переезда в Москву десять лет назад начал целенаправленно заниматься их популяризацией – открыл Мастерскую гусельного искусства, в которой обучаю игре всех желающих, а также создаю авторские инструменты. Для себя считаю важным сохранить музыку, а также приемы изготовления». Правда, после одного разговора Дмитрий чуть было не оставил свое призвание – схимонах из очень извест­ной обители не одобрил обучение игре на гуслях для увеселений, зародив сомнения в правильности выбранного дела. Однако эти сомнения развеял звонок из другого монастыря – монахиня заказала у мастера новые гусли…

     

    От взлета до забвения

    Гусли на Руси были очень востребованы и любимы. Сведения о том, что славяне играли на них, есть и в византийских источниках VI века, и в записях арабских купцов и путешественников, которые посещали Древнюю Русь. Старейший инструмент был найден во время археологических раскопок в Новгороде – он датируется XI веком. У гуслей нет единой формы и способа изготовления.

    До 26 струн могут иметь шлемовидные гусли

    До наших дней дошли три вида – крыловидной формы, лировидные и большие шлемовидные. Они отличаются принципом игры – на крыловидных по струнам ударяют пальцами, а на шлемовидных играют щипком, как на гитаре или арфе. Однако, отмечает Дмитрий, мы практически не знаем, как выглядели древние гусли: «Наверняка в запасниках региональных музеев, в том числе и подмосковных, пылятся старинные инструменты, которые никогда не выставлялись, и очень хотелось бы составить музейный каталог гуслей».

    Восстановить внешний вид инструментов, характерных для той или иной местности в разные исторические периоды, помогают изображения на иконах, фресках и в духовных книгах библейского царя Давида, который, по преданиям, играл на киноре, дальнем родственнике лировидных гуслей. Древние художники изображали ­царя-псалмопевца с теми инструментами, которые видели в повседневной жизни.

    А КАК У НИХ?
    У разных народов есть инструменты, похожие по конструкции на русские гусли: в Литве – канклес, в Латвии – кокле, в Финляндии – кантеле, в Иране – сантур, в Армении – канон, в Китае – гуцинь.

    Сложный период для гуслей и гусляров начался в середине XVII века. Стремясь преодолеть упадок нравов, который наступил после Смутного времени, светские и духовные власти развернули борьбу со скоморошеством. Скоморохов, высмеивавших властную вертикаль и распевавших неприличные «бесовские» песни, ссылали и даже казнили, а их инструменты, в том числе и гусли, уничтожали.

    Так, в 1654 году по распоряжению патриарха Никона пять телег со скоморошьими инструментами были привезены на берег Москвы-реки и там сожжены. Затем наступили времена петровских реформ и проникновения западных музыкальных веяний. Аристократы отдают предпочтение европейским арфе и клавесину, а крестьяне и горожане – гармонике, на которой можно исполнять гусельный репертуар. В результате гусельные традиции были во многом потеряны, а в некоторых регионах России исчезли вовсе.

    Звуки гу. Игре на гуслях обучаются самые разные люди: археологи, врачи, священники.
    Звуки гу. Игре на гуслях обучаются самые разные люди: археологи, врачи, священники.

    Гусли доступны всем

    Дмитрий Парамонов пытается восстановить утраченное – регулярно выезжает в экспедиции по отдаленным деревням, собирает и записывает мелодии, изучает приемы игры. Полученными знаниями он делится со своими учениками. По его словам, основные навыки и базовый репертуар можно выучить за год регулярных занятий: «Гусли доступны всем. Проблема не в том, что их сложно освоить, а в том, что люди не знают традиционного русского репертуара. Его не изучают ни в школе, ни в музыкальных училищах, ни в институтах культуры. Этих мелодий нет на радио и телевидении, они скрыты от народа. Поэтому человек приходит знакомиться не столько с гуслями, сколько с музыкой, ведь сначала надо узнать и понять ее и только потом играть на инструменте».

    ФАКТ.
    В мае 1945 года ансамбль гусляров выступил в Берлине на ступенях Рейхстага, а также на концерте в Москве, посвященном параду Победы.

    Среди учеников Дмитрия – представители разных возрастов и профессий: есть и археологи, и иконописцы, и священнослужители, и офисные работники. «У нас обучалась женщина, которая заказала маленькие гусли, чтобы их можно было брать с собой в офис и там заниматься», – рассказывает мастер. Многие начинают учиться с нуля, однако интерес к гуслям проявляют и профессиональные музыканты, играющие в разных стилях, которые хотят освоить новый инструмент.

    По словам маэстро, на гуслях можно исполнять любые мелодии, от древних русских наигрышей до танго, фокстрота, бардовских песен и современного рока, однако обучение он строит на традиционном материале и считает, что сначала надо научиться исполнять народную музыку.

    Секреты мастера

    Своим ученикам Дмитрий предлагает гусли собственного производства. «Инструмент будет сделан с учетом всех пожеланий заказчика по аутентичным образцам и отличаться от других по цвету, оформлению и прочим нюансам, – говорит он. – Главное – не повторяться, не уходить на потоковое производство и сохранять ремесленные традиции».

    До 30 дней уходит на изготовление гуслей у Дмитрия Парамонова

    Гусли «от Парамонова» заказывают в основном горожане, которые интересуются фольклором, чтобы играть, а не повесить на стене. В последние годы все больше заказов приходит из‑за рубежа, в том числе из Израиля, США и даже Новой Зеландии. На изготовление инструмента уходит от двух недель до месяца ручного труда. Большое значение имеет материал, от которого, по словам Дмитрия, зависит 50 процентов звучания: «Древесина должна быть хорошо высушенной. Она досушивается в мастерской от года до двух лет, и только тогда из нее получится хороший инструмент». В своей работе он использует ангарскую сосну, ель, ольху, орех и даже красное дерево. Различные музыкальные коллективы все чаще заказывают электрогусли.

    «Моя мечта – собрать музыкантов, играющих на электронных инструментах, знающих народную музыку и умеющих импровизировать, и представить традиционные мелодии в современном исполнении», – делится планами современный гусляр Парамонов.

    Поделиться