Русский «Медведь» в Орегоне. Рассказы 93-летней Анны Сахаровой публикуют в прессе США

    Именно там она стала писать рассказы, которыми заинтересовалась местная русскоязычная пресса. Недавно, как рассказала нам внучка Анны Григорьевны, рассказ «Медведь» опубликовала газета «Русский мир».

    Медведь

    Работаем в совхозе «Бичурский» (Республика Бурятия). Время весеннее, в деревне много забот. Мне нужно подготовить стоянку для летнего пастбища коров, всю механизацию. А что мы имеем? Старый коровник еще с кол-хозных времен, прогнившие полы, а кормушки еще хуже. Строительная бригада занята в овцеводстве: в совхозе 30 тысяч овец. Им надо стоянку, хотя бы из жердей или из заплотника , а также жилье для чабанов.

    Мне помочь некому – все мужчины, а их 8 человек, заняты на пастьбе. Пасут посменно, потому что пастьба у нас круглосуточная, начиная с конца апреля и все лето до середины сентября, пока не закончится уборка зерновых и не загородят до конца скирды сена.

    После этого поля передаются нам для пастьбы скота. Мы еле их дождемся, так как летнее пастбище уже все по-травлено. Можно сказать, что скот не наедается, а подкормку в совхозе нет возможности сделать. Объемы работ большие, а рабочих не хватает, чтобы засеять кормовые культуры.

    У нас одна задача – удержать удой. Завариваем старую дробленую солому с концентратами. Котел (марки-ред/) К-13-300 работает почти круглосуточно. Пойло подается на середину коровника, а там доярки ведрами разносят своим коровам.

    Вот, чтобы все вышеуказанное сделать, да еще в сжатые сроки, мы поехали с мужем (директором совхоза) на дальнюю Хонхолойскую ферму. Приехали, застали весь коллектив, как раз шла обеденная дойка.

    Бригадир был на месте. Посмотрели ферму, телятник и телят, собрали собрание коллектива, обсудили текущие задачи. Я – свои по животноводству (я – главный зоотехник совхоза), а муж по подготовке к летней стоянке и текущие задачи фермы. После всего сделанного поехали в село, бригадир пригласил нас «на чашку чая».

    Это в Сибири так говорят: «Зайдите на чашечку чая, когда будет время», хотя готовят полный обед или ужин.



    6



    Подходим к дому бригадира и слышим ругань, плач ребенка и еще какой-то непонятный рев. Заходим в дом, хозяйка извиняется и объясняет обстановку. Обращается к директору: «Вот посмотрите, что они со мной делают, как мне жить в таком аду и детей не испугать?».

    Плачет дитя, орет медвежонок. Спрашиваем, а почему у вас медвежонок? Она отвечает, что вот спроси-те моего дорогого свекра, он сам вам расскажет, как ему под старость лет понадобился этот медведь.

    Старик Бадма говорит: «Уж сильно мне понравился этот милый медвежонок да еще грубость лесорубов возмутила: как заорет медвежонок, они его бьют, а бедное животное просится к маме своей. Я и решил, подрощу его и отпущу в лес, он найдет свою мамочку».

    «Дедушка, – говорю я, – а как у тебя-то оказался этот медвежонок?» «Я ходил в соседнюю русскую деревню, – отвечает Бадма, – и купил там поросенка, меня она же (показывает на невестку) послала купить и дала денег. Туда перейти в деревню нужно пройти небольшой лесок. Я услышал, визжит медвежонок. Подошел он лежит и плачет: “И-и-и”».

    Тут закричала хозяйка: «Так я тебя послала за поросенком, а не медвежонком». «А я и купил поросенка, а потом сменял его на медвежонка». Тогда заплакала хозяйка и говорит, что "живите с медведем, а я уйду к родителям".

    Тут у меня появилась мысль помочь этим людям восстановить семейный мир. Я говорю: «Дедушка Бадма, а ты продай мне этого медведя, у меня 12 поросят, очень хорошие, двухмесячные, выбирай любого, а мне давай медведя».

    Вот мы и привезли к себе Мишку. У нас в саду был большой парник, срубленный из дерева. Там два столба и железный трос, на который надето кольцо. Кольцо ходит по тросу, Мишка там привязанный. Он любил играть в парнике. А на ночь садили его в землянку. Мишку стали кормить из бутылочки с соской, как ребенка. Он быстро привык, стал играть с нашими ребятами, с Геной и Валерой (Тамара была еще маленькая), но слушался только меня.

    Поделиться