Сон с доставкой в офис Милиционер и железнодорожник запустили производство капсул для сна — для контор и дворцов

Покупателям Алексей и Виктор демонстрируют обе капсулы — своей сборки и американскую. Большинство клиентов берут нашу. Эта капсула — российской сборки. Стоит в архбюро на «Белорусской». Фото: Андрей КАРА

Свое дело одноклассники и друзья с детства Виктор Ходанов и Алексей Винокуров называют «микробизнесом»: кроме ребят в нем задействованы только их отцы. Команда из четырех человек собирает и продает технологичные капсулы для сна. Они позволяют сделать 30‑минутный перерыв и восстановить силы прямо в офисе. Покупатели — российские корпорации и хозяйственные службы аппаратов президентов и шейхов.

Грибной бизнес

Хитрости коммуникации «продавец-покупатель» ребята освоили в дет­стве — когда собирали в брянских лесах и продавали на рынке подосиновики. На сладости и компьютерные игры выручки хватало с лихвой.

«Лучше всего покупают у бабушек и детей, — делится Алексей. — Чем шире улыбка, тем шире открывается кошелек взрослого».

Подсчитывая грибную выручку, они поклялись, что обязательно «замутят совместный бизнес». Но для начала надо было поступить в вузы.

«Кто я и чего хочу?» Алексей уехал в Москву учиться инженерному делу, а Виктор остался в Брянске и поступил в вуз системы МВД.

Алексей с третьего курса работал по специальности — устроился в логистическую компанию РЖД. Поднимался по карьерной лестнице, хорошо зарабатывал. Но душа не лежала. Виктор набивал шишки в уголовном розыске.

«Есть методика, позволяющая оценить, своим ли делом ты занят, — посмотреть утром в зеркало и сказать: «Мне 60 лет, свою жизнь я посвятил вот этому делу», — вспоминает Алексей. — Через месяц упражнений я понял, что в 60 лет не хочу сказать, что посвятил жизнь железной дороге». У Виктора было похожее настроение. Оба снова мечтали о совместном бизнесе.

$15 200 стоит российская версия «капсулы для сна». Американский аналог стоит столько же, но из‑за логистики и таможенных пошлин цена базовой модели, привезенной в Россию, начинается от 2 миллионов рублей.

В плену Морфея

«Мы очерчивали цели, — вспоминает Алексей. — Понимали, что это должен быть инновационный продукт, которого нет в мире. Ну или в России. Бизнес на продуктах отмели сразу — нет навыков. И вот как-то мне пришло в голову, что надо ориентироваться на сферу, связанную со сном. Ведь треть жизни мы спим. И редко высыпаемся».

Тему подушек-кроватей-матрасов отмели. Рынок производства этих товаров переполнен.

«Я вспомнил, что после обеда обязательно уходил поспать в машину на 20‑30 минут, потому что сил работать реально не было» — говорит Алексей.

Стали изучать, почему после обеда непременно клонит в сон. По запросам вылетала контекст­ная реклама снотворного и методик дневного сна. Не понравилось. Англоязычный сегмент интернета рассказал, что есть капсулы для офиса, где, закрывшись большим колпаком, можно вздремнуть полчаса. И всего три компании-производителя. На тот момент, а это был 2012 год, у них не было представительств в России. Ребята интуитивно почувствовали: «Это может пойти».

Фото: Андрей Кара

Кредитная кабала

Зарегистрировали ООО и с каждой из компаний подписали эксклюзивный договор — на срок от трех до пяти лет. Условия предполагали минимальные закупки: капсулы стоили от десяти тысяч долларов. Минимальная партия обошлась в 2,5 миллиона рублей. Для начала каждый взял по потребительскому кредиту в 1,7 миллиона рублей. Родители новоявленных бизнесменов назвали сделку «безумием», но сказали, что дети могут рассчитывать на них.

Виктор уволился и переехал в Москву. Что делать с капсулами, каждая из которых размером с ванну, ребята не знали. На момент запуска своего дела им было по 22 года. Когда они обзванивали корпорации и приходили на презентации, их принимали «за детей». Партнеров во вчерашних студентах не видел никто.

В поисках тактики

Посчитали, что покупателей надо искать в салонах дорогой офисной мебели. Нашли компанию, которая по принципу «а что, прикольно!» решила поставить капсулу в шоу-руме. Интерес со стороны посетителей был. Не было продаж. Разослали в десятки редакций пресс-релиз. Месяца три никакой реакции. Пока не раздался звонок из программы «Чудо-техники» с НТВ. После этого канала как по команде на съемки приехали полтора десятка других.

Первые три капсулы купило «РИА Новости». «Капсулы стояли в релакс-зоне, их быстро полюбили, — говорит Алексей. — Дело сдвинулось, когда мы поменяли цели. Вместо «продать» — «сформировать рынок», — вспоминает Винокуров.

Кризис и новый старт

В 2014 году очень повезло — заключили со «Сбербанком» контракт на оборудование колл-центра. И тут рухнул рубль. Отказаться от контракта нельзя. В итоге он вместо прибыли принес полтора миллиона убытков. Вместе со старыми кредитами компаньоны должны были банку по 2,2 миллиона.

Ребята почти решили уйти в наемные работники, когда пришел заказ из Казахстана сразу на три капсулы. И посыпались заявки на ремонт старых.

В дилерском обслуживании россиянам отказали. Ребята, взяв ящик с инструментами, ремонтировали капсулы сами. Их продали уже штук двадцать.

И вот, работая отверткой, предприниматели подумали: «А если собрать самим?»
Поиск исполнителей. Золотые руки искали по форумам. В процессе сборки постепенно доработали все недочеты американских версий. Звуковую программу, погружающую в поверхностный сон (всего три режима), составили вместе с экспертами психфака МГУ.

Пульт управления регулирует громкость звука, силу массажных вибраций кушетки, время сна и звуки для пробуждения. Пульт и массажные внутренности кушетки собирают в Белоруссии. В родном Брянске отливают пластмассовые детали.

Первую свою капсулу привезли в тот же салон офисной мебели. Реакция владельцев была краткой: «Вау! У вас лучше!». Вскоре эту капсулу купила компания «Русгидро». А потом еще две.

Фото: Андрей Кара

Новый этап

Сейчас основная экспозиция — в модном архитектурном бюро. Архитекторам понравилось интегрировать эту «гравицапу» в офисные пространства. Заказчик приходит за проектом, а уходит с заказом на капсулу. А во время перерыва сотрудники бюро в ней спят сами.

Привлекли к работе и отцов предпринимателей. Папа Алексея отвечает за сборку и перетяжку кушетки. Папа Виктора отвечает за логистику. Но основная функция отцов — консультирование.

«Лучше всего у нас контакт с заказчиками одного возраста с родителями. После сложных переговоров пересказываем родителям суть и просим пояснить, как это можно трактовать», — рассказывает Алексей.

В спальне президента

Увидев капсулу в одном из офисов, бизнесмен из Эмиратов заключил с ребятами контракт «в интересах первого лица страны». Так они оказались в президентском дворце, туда заказали сразу четыре капсулы. Одну президенту, три — министрам. Из особых пожеланий было — кушетку «в самой дорогой коже» и корпус цвета песка. За кожей поехали в итальянскую мастерскую «Ламборгини».
Еще одна капсула стоит в парламенте Казахстана.

Три месяца назад ребята рассчитались с кредитами. Сейчас они работают над новым правительственным заказом из Эмиратов. Алексей периодически пытается повторить упражнение «вам 60 лет, чему вы посвятили жизнь?». Своему отражению парень уверенно отвечает: «Я посвятил жизнь любимому интересному делу».

Цели: «Дело сдвинулось, когда мы окончательно поменяли цели. Вместо «продать побольше» — сформировать новый рынок».
Эмираты: Из особых пожеланий было — кушетку «в самой дорогой коже» и корпус цвета песка. За кожей поехали в итальянскую мастерскую «Ламборгини».

 

Поделиться