Современные операционные и двухместные палаты

    Что изменилось в Морозовской детской больнице после открытия нового корпуса

    Ирина Базина

    «Мой район» продолжает серию материалов о работе врачей в новом корпусе Морозовской больницы, где побывал президент Владимир Путин и строительство которого проходило под личным контролем мэра Москвы Сергея Собянина. Заведующая отделением челюстно-лицевой хирургии Ирина Базина рассказывает о специфике работы и изменениях, которые произошли в последнее время.

    – Какие особенности отделения вы бы отметили?

    – Безусловной особенностью и отделения и Морозовской больницы в целом является возможность совместной работы специалистов разных направлений. Это челюстно-лицевая хирургия, онкологическое, неонатальное, кардиохирургическое и другие направления. Приведу примеры: ведение пациента на всех этапах диагностики и лечения, планирование и проведение оперативных вмешательств осуществляются челюстно-лицевым хирургом и нейрохирургом.

    Оценка неврологического статуса и проведение нейрофизиологического исследования проводится нев­рологом. Выявление зрительных нарушений осуществляется офтальмологом. Операция маленького пациента с челюстно-лицевой патологией и пороком сердца проходит под контролем кардиохирурга.

    30 коек насчитывает ­стационар ­отделения челюстно-лицевой ­хирургии

    Оценку общего состояния пациента и выявление наличия сопутствующей патологии проводит педиатр. Это очень важно для полноценного лечения такой непростой и значимой анатомической области, как череп. Что касается амбулаторного наблюдения, то при необходимости оно проводится нашими специалистами и после выписки пациента, до его полного выздоровления.

    – Кто ваши основные пациенты?

    – Главным направлением нашей деятельности является лечение всех видов последствий неправильного формирования челюстно-лицевой области у детей, а также устранение приобретенных дефектов и деформаций черепа и лица. Наше отделение можно разделить на два блока.

    В экстренный блок поступают дети с травмами или гнойно-воспалительными заболеваниями – переломами и ранами, зачастую тяжелыми, которые требуют замещения дефектов мягкими тканями из других областей и длительного лечения. Второй блок плановый. Он предназначен для детей с врожденными патологиями челюст­но-лицевой области. К ним относятся расщелины губы и неба, недоразвитость ушных раковин и челюстей, а также новообразования и кисты лица и шеи.

    – Есть ли специфика при терапии в этой области?

    – Конечно есть. Мы делаем все возможное, чтобы при лечении не допустить косметических дефектов. Так, при лечении гнойно-воспалительных заболеваний в силу особенностей и сложности строения черепно-лицевой зоны у детей антибиотики вводятся им внутривенно.

    До 1 тысячи детей в год ­находятся на ­плановом ­лечении в ­отделении

    – Как повлияло на работу отделения открытие нового корпуса?

    – Произошло очень много позитивных изменений. Мы видим, насколько пациенты и их родители стали выше оценивать нашу работу. Сегодня у нас есть возможность их размещения в двухместных палатах. Любая челюстно-лицевая травма сопровождается травмой головы, и только маломестные палаты могут обеспечить необходимую в таких случаях тишину.

    Кроме того, теперь наши пациенты, некоторые из которых поступают к нам в младенческом возрасте, лежат вместе с родителями. Еще после открытия нового корпуса у нас появилась операционная, оборудованная на высочайшем уровне. Теперь мы можем проводить операции любой сложности, от восстановления и реконструкции черепа до удаления больших новообразований.

    Как правило, такие операции длятся от одного до шести часов. Для предоперационного обследования мы используем весь спектр самой современной диагностической аппаратуры, которым располагает наша больница. Поэтому несомненным плюсом нового корпуса является размещение всех отделений и служб, включая операционные блоки и реанимацию, под одной крышей.

    – Сколько пациентов в год наблюдается и лечится в отделении?

    – Это зависит от вида заболевания. Так, в среднем за год к нам поступает 200-300 детей с переломами лицевых костей. Порядка полутора тысяч – с различными ранами и некостными травмами. До двух тысяч – случаи гнойно-воспалительных заболеваний разной степени тяжести, которые требуют стационарного лечения. На плановом лечении у нас находятся от 500 до 1000 детей разного возраста.

    Поделиться