Свалка — место для жизни

    Зелень. Холм, поросший травой, – бывший мусорный полигон «Саларьево», закрытый на рекультивацию в 2009 году. Фото сделано со стройки домов. Между холмом и домами примерно один километр. Фото Елены ВОЛОДИНОЙ
    Зелень. Холм, поросший травой, – бывший мусорный полигон «Саларьево», закрытый на рекультивацию в 2009 году. Фото сделано со стройки домов. Между холмом и домами примерно один километр. Фото Елены ВОЛОДИНОЙ

    После рекультивации на месте бывших мусорных полигонов вырастают парки, а рядом — жилые дома

    Москва старается максимально эффективно использовать свою территорию: на месте бывших промзон появляются технопарки и арт-кластеры, детские сады и школы, вместо свалок начинают зеленеть парки. Об этом на урбанистическом форуме говорил Сергей Кузнецов, главный столичный архитектор. Идея превращать мусорные полигоны в парки уже давно реализуется за границей.

    «Мой район» рассказывает, как превращают свалки в зеленые зоны и насколько безопасно жить рядом с ними.

    ПОЛИГОНЫ. В Москве, области и на присоединенных территориях много свалок и полигонов: в Некрасовке, Курьяново, Саларьево, Кучино и других местах. Они занимают огромные площади. Вывезти гигант­ские объемы мусора оттуда невозможно. Остается единственный вариант — рекультивация.
    При этом полигон отличается от свалки. Первый — это инженерное организованное сооружение, а к свалке никто природу не готовил.

    «Так, у полигона обязательно должен быть сбор фильтрата — это жидкость, результат взаимодействия отходов с атмосферными осадками, — рассказывает Антон Ястребцев, эколог независимой экологической экспертизы «Экология жизненного пространства». — Для ее сбора у полигона есть специальные емкости, куда по трубам собирается фильтрат и потом его утилизируют.

    Обязательно необходимы скважины для выхода газа метана, который образуется в процессе гниения. Он пожаро- и взрывоопасен. Сам метан горит чисто — это природный газ, а вот сгорающий мусор выбрасывает в атмосферу массу отравляющих веществ. Также у полигонов должны быть грунтовые перекрывающие слои или противофильтрационный экран, чтобы не было проникновения в грунтовые воды. Это правильно организованный полигон».

    Но, несмотря на защиту, фильтрат все равно может просачиваться в почву, а значит, и в подземные воды, добавляет эксперт. Поэтому бурить скважины, купаться в реках или других водоемах вблизи полигона или свалки не стоит. Что касается строительства жилых домов, то протягивать к ним водопровод необходимо из другого места, которое находится в нескольких километрах от мусора.

    РЕКУЛЬТИВАЦИЯ. «Полигон необходимо диагностировать перед рекультивацией, — объясняет Виктор Колесник, директор Центра исследования и разработки инфраструктурных проектов, — понять, сколько газа и фильтратов он выделяет, есть ли все необходимое для их сбора. Только после этого можно переходить к рекультивации, обычно этот процесс занимает 5 лет».

    Для начала полигон закрывают и постоянно укатывают, уплотняют — это называется выполаживание. Его необходимо делать, потому что из‑за процессов гниения внутри масса мусора понемногу оседает. Укатка повторяется 2 раза в год весной после таяния снега и осенью в преддверии морозов, чтобы выдавить оттуда дождевую воду. Затем склоны полигона укрепляют подпорными железобетонными стенками. Внутри бурятся шурфы, в которые устанавливаются трубы с газосборниками. Кроме сбора метана они также не позволяют выйти наружу запаху. Этот газ потом утилизируется либо его пускают на бытовые нужды.

    «Например, на полигоне под Ереваном были пробурены шурфы и поставлена мобильная теплоцентраль, которая обогревала жилые дома, — рассказывает Колесник. — Но это по себестоимости дорого, и, насколько я знаю, эта система проработала там года полтора и заглохла.

    Поэтому чаще всего газ просто собирают». Затем полигон укрывают материалом-гидроизолятором, он не допускает попадания дождя или талой воды внутрь. Это значит, что уменьшается объем фильтрата, поступающего в отстойник. Сверху гидроизоляцию засыпают слоем песка и плодородного грунта, что и становится поверхностью полигона. Теперь там можно посадить траву и другие растения.

    «Жить рядом с таким рекультивированным полигоном можно, но остаются психологические причины, — поясняет Виктор Колесник. — Для людей такой холм все равно будет считаться мусором».

    ПАРК. Чаще всего на полигонах разбивают парки — зеленые зоны. Реже устраивают развлекательные или экстремальные парки типа горнолыжных, еще реже предлагают строить жилые дома. Лесопарковые зоны наиболее популярный вариант, потому что зелени в больших городах мало.

    Один из пионеров рекультивации в Москве — это полигон, расположенный в Саларьево. В 2009 году он закрылся, и там начались восстановительные работы. Сейчас полигон выглядит как холм, поросший травой. Там тоже решено возвести лесопарковую зону, хотя изначально звучали предложения о горнолыжном парке. Но поскольку район находится рядом с аэропортом Внуково, возведение высотных сооружений или подъемников рядом с ним запрещено.

    5 парков на месте мусорных полигонов

    Фрешкиллс-парк в Нью-Йорке (США). Это самый популярный пример парка на одном из крупнейших полигонов мира. Он располагался на острове Статен-Айленд. В 2003 году началась рекультивация, а затем и создание огромного парка, рассчитанное на 30 лет. Сейчас там уже открыты баскетбольные и гандбольные площадки, разбиты футбольные поля, проложено несколько километров велосипедных дорожек. Начала восстанавливаться фауна, в парке можно увидеть диких животных: ондатр, зайцев, енотов-полоскунов и белохвостых оленей.

    Кумпарепуйсто-парк в Котко (Финляндия). Парк в Котко был построен на местной городской свалке. Его сделали подходящим для прогулок и активного отдыха в любое время года. Летом сюда приезжают на велосипедах, отдохнуть на пикнике и полюбоваться цветением рододендронов. Зимой можно покататься с горок-холмов. Здесь расположена лучшая в городе санная горка с тремя спусками: 30, 35 и 45 метров.

    Пальметум-парк в Санта-Крус-де-Тенерифе (Канарские острова). С набережной Тенерифе виден 40‑метровый зеленый холм — это гора мусора, которая копилась с 1970‑х годов. В 1996 году было принято решение разбить на месте полигона ботанический сад, собрав в нем всевозможные виды пальм.

    Толка Вели-парк в Дублине (Ирландия). Свалка с грязной рекой и прудом стали водно-болотным комплексом, который помог восстановиться реке и почве с помощью растений и дополнительных прудов. Вокруг них высадили осоку, тростник, желтые ирисы и другие растения, помогающие поглощать токсины и очищать воду. Берега укрепили высадкой ив и различных видов трав. Спустя несколько лет пруды начали заселять птицы: лебеди, цапли и чомги. В 2011 году вода в реке стала такой чистой, что в нее вернулся лосось — впервые за последние сто лет.

    Сайда-парк в Сайде (Ливан). В прибрежном районе города Сайда располагался мусорный полигон. У него была особенность: отходы уносило на десятки километров в Средиземное море. Это мешало местному рыболовству. Также мусор ветром разбрасывало по городу. После рекультивации на месте полигона появились оливковые деревья и газоны.

    Поделиться