«У вас лейкоз. Давайте деньги!» — разоблачена новая схема мошенничества по телефону

    — Вчера моей старушке-маме позвонили по городскому телефону. Здрасьте, говорят, это из поликлиники. Вы анализы давно сдавали? Ну, мама такая — сдавала что-то месяц назад в «Инвитро», а что? Есть дома родственники, позовите их к телефону.

    Мама говорит, я еще в своем уме, могу сама пообщаться, говорите уже, что случилось. Все очень плохо, говорят, у вас рак нашли. Мама в шоке, конечно. Но, кроме того, что она в шоке, она и еще врач-терапевт на пенсии. Поэтому, не выходя из шока, спрашивает — а как так, я вообще на другое сдавала. А вот так, говорят, по какой-то там программе, все анализы крови сейчас дополнительно проверяются на онкомаркеры. А целый месяц ждали, потому что всего одна лаборатория в Москве этим занимается.

    Мама, седея на ходу, начинает задавать вопросы – рак чего? Какая, мол, локализация? Кровь! – отвечает девушка. В смысле лейкоз? (Мама всю дорогу подсказывала им ответы). Ага, говорят, лейкоз. Острый или хронический? – не унимается внутренний мамин терапевт. Острый, очень острый – отвечают. У вас, собственно, счет даже не на дни, а на часы идет. Все очень плохо, надо срочно ложиться, желательно сегодня.

    Мама, и так уже видимо лежа, говорит, как это острый? Я бы с острым лейкозом сейчас сырники не пекла, и в Испанию на майские не собиралась, его фиг пропустишь – острый. Может все-таки хронический? Да, подумав, соглашаются они, хронический, но все очень плохо.

    А вы из какой поликлиники, из 57-й? – опять подсказывает мама. Да, из 57-й. Вот, как раз, соединяю с главврачом. И действительно, мужской голос – я такой-то такой-то, главврач. Мама – что же делать, есть ли шансы? А «как-бы-главврач», уже видимо проинформированный, что имеет дело с излишне компетентной старушкой, такой – да, надо ложиться, лучше в ЦКБ, если хотите жить, но сегодня уже конец рабочего дня, давайте в понедельник. И вообще, до свиданья.

    Понятно, что пережила мама, и я тоже, когда она мне позвонила. Даже не хочу живописать. Вот так живешь-живешь…

    Короче, я побежал на сайт «Инвитро», искать ответ — можно ли сдать повторно анализы, а мама – звонить знакомой врачихе из 57-й. Знакомая на сообщение «Мне от вас позвонили, у меня рак» – устало ответила, «У тебя нет рака, расслабься, это мошенники.»…

    В общем, как я понял из пересказа разговора, на одном ее участке уже четыре бабки пострадали.

    Эти сволочи выбирали пожилых людей, звонили им, что вот тут у нас ваши анализы, вам осталось жить 5 минут, если срочно не прибегнуть к курсу лечения, но он дорогой. Если бабки соглашались срочно собрать деньги, им привозили какую-то туфту и брали с них по 400 000 рублей.

    Те конкретные бабки с ее участка снимали все сбережения, брали в долг и наскребали. В нашем случае, поняв, что жертва – врач, лечения предлагать не стали и быстро слились. Короче, будьте бдительны. Скажите своим родителям, чтобы не велись на такие звонки. А то даже моя мама поверила.

    Схема-то грамотная, от эмоций мозг сразу отключается, и все – скорей, скорей, надо решать прямо сейчас. Вот.

    И – да: вот ведь подонки! Ничего святого.

    Вопрос врачу: как в действительности врачи сообщают правду о болезни пациенту?

    Елена Садковская, врач:

    — Врачи раньше считали, что вредно говорить обреченному пациенту правду, или всю правду. Дескать, удар по защитным силам организма, и стресс нанесет больше вреда. Разговаривали обычно с близкими родственниками. Они брали на себя весь груз ответственности В США сразу резали правду- матку в глаза, не беспокоясь о чувствах и состоянии пациента. Иди к психологу, и пусть он с тобой работает.

    Сейчас, если врач нормальный и учитывает состояние психики пациента, он выбирает, кому говорить о диагнозе, который, кстати, обязан подтвердить другими видами исследования. Одних онкомаркеров маловато, чтобы человека сразу в гроб вгонять постановкой предварительного анализа. Пока проверяют, уже понятно, на пользу ли человеку знать всё. Некоторые тихо уходят без осознания проблемы. Другие находят силы и средства, чтобы бороться, наоборот мобилизуются и даже выздоравливают. Верующие люди считают, что они имеют право знать, чтобы привести свои материальные и духовные дела в порядок перед уходом в мир иной. Умереть внезапно, без покаяния — это страшнее, чем сам диагноз. Который еще сто раз надо проверить.

    В любом случае с бухты- барахты, по телефону, на основании одного маркера никто на себя ответственность за приговор брать не будет.

    Шантаж и давление на психику — верный признак торговцев БАДами. А их лучше гнать, куда подальше.

    Поделиться