Узнать, как открывали космос

0
96
views
wikipedia

 Книга воспоминаний Алексея Леонова «Время первых. Судьба моя – я сам» вышла в издательстве «АСТ». Советский космонавт № 11 делится в ней своими личными впечатлениями от работы и дружбы с Королевым и Гагариным, воспоминаниями о подготовке к полетам и о знаменитом выходе в открытый космос.

Алексей Леонов стал первым человеком, который побывал в открытом космосе. Этот выход длился 12 минут 9 секунд и чуть не стоил космонавту жизни. О том, как происходило освоение космоса, увлекательно и правдиво рассказано в книге.

«Мой район» публикует отрывок из этого произведения, посвященный невесомости – состоянию, в котором хотели бы оказаться многие люди, но которым, скорее всего, так никогда и не удастся сделать это.

***

«Самое коварное — это невесомость, хотя раньше мы ее считали панацеей от всех бед. Даже Сергей Павлович Королев говорил, что наступит время, и  мы в  невесомости клиники по лечению сердечно-сосудистых заболеваний открывать будем…

Но никто не знал, как она на человеческий организм влияет. Мы с такими проявлениями сразу столкнулись, что стало ясно: нам всю жизнь с ее последствиями придется бороться или же систему с  использованием искусственной гравитации за счет закрутки тор-конструкций создавать.

Первый раз последствия невесомости — после полета «Союза-9» продолжительностью семнадцать с лишним суток — мы увидели. Андриян Николаев и Виталий Севастьянов летали очень легко, в космосе отдыхали, радовались, а когда на Землю вернулись, стоять не могли. Николаев шлемофон снял и не удержал — он у него выпал, начал докладывать: «Товарищ председатель государственной комиссии, готов выполнить новое задание…» — и завалился: его подхватили.

Так понимание пришло, что невесомость — вещь очень сложная. Сразу после выведения на орбиту экипаж постоянно должен сердечно-сосудистую систему и  опорно-двигательный аппарат к  возвращению готовить, потому что в невесомости гиперкалиемия возникает, а  кальций, наоборот, из организма выпаривается.

Помню, Владимир Ляхов и Валерий Рюмин полетели, и ничего не делают. Тогда основоположник космической медицины академик Газенко на связь вышел:

—  Ребята, вы что?

—  Олег Георгиевич, — отвечают, — еще полгода у нас впереди, наверстаем.

А он:

—  А если завтра посадка? Вы, конечно, можете все то, что вам говорят, не учитывать, но тогда вам возвращаться нельзя — погибнете.

Вот такой разговор состоялся, и ребята в тот же день начали, как и положено, заниматься. По часу нагрузки каждый день себе давали».

Поделиться