Вертикаль беспредела

    Тяжело ранен и находится в коме глава крупнейшего автодилера «Элекс-Полюс» Игорь Лисютин. Все они были расстреляны наемными убийцами.

    Такого в России не было давно. То есть убивают у нас, конечно, по-прежнему часто, но чтобы вот так, практически в течение одного месяца столько громких расправ – трудно припомнить. Наверное, с бандитских девяностых, когда пуля или бомба были единственно возможными средствами решения проблем, а нанять киллера можно было чуть ли не за 200 долларов.

    Последние лет пять казалось, что та эпоха ушла вместе с малиновыми пиджаками, блатной феней и распальцовкой во время деловых встреч, пудовыми золотыми цепями и прочими приметами неспокойных лет. Бандитов, крышевавших бизнес, сменили скромные госслужащие из числа сотрудников всяких органов, тюремные повадки затаились под баснословно дорогими костюмами от лучших портных с лондонской Сэвил-Роу, бизнес-переговоры стали именно переговорами. А убийц сменили высокооплачиваемые юристы, работающие, впрочем, не менее эффективно. Нам всем так хотелось верить, что то время было дурным сном, что его как бы и не было вообще. А мы стали цивилизованной страной, где все красиво, прилично и, как теперь говорят, гламурно.

    И вдруг всех идеалистов окунули головой в ту самую органическую субстанцию, которая никак не ассоциируется с гламуром. Убийцы и их заказчики напомнили обществу, где мы живем, как мы живем и, главное, по каким понятиям мы живем. Вернее сказать, что мы по-прежнему живем по понятиям.

    Кому-то эти слова могут показаться сгущением красок и излишней драматизацией ситуации. Ну, убили банкира/бизнесмена/журналистку/политика… Ну и что? Простых людей убивают каждый день, и никто не кричит.

    Да, не кричит. Но тут вот какая штука. Все осенние убийства, которые журналисты называют «громкими», милиционеры обычно предпочитают именовать «резонансными». Этот резонанс – отдача от автоматов в руках убийц, которую вскоре почувствуют в самых разных уголках России. Когда люди столь отчетливо видят, что широкая вроде бы парадигма решения всевозможных проблем опять, как десять лет назад, сужается до контрольного выстрела в голову, страна начинает следовать дурному примеру.

    Получается столь популярная ныне вертикаль. Только это вертикаль не власти, а беспредела. Если можно убить известную во всем мире журналистку Политковскую, значит, можно столь же легко и безнаказанно расправиться с неугодным репортером местной газеты в каком-нибудь поселке городского типа. Если можно расстрелять второго человека в банковской системе государства, значит, можно сделать то же самое с любым банкиром или бизнесменом. Если можно устроить бойню во время встречи наиболее реального кандидата в мэры с избирателями, значит, можно заткнуть пулей рот любому, кто с тобой не согласен.

    Что, и правда можно?

    Поделиться